» » Мы пришли сегодня в порт

Мы пришли сегодня в порт





Главным событием месяца для меня стал юбилей Махачкалинского морского торгового порта. Благодаря этому, а также выступлениям по этому случаю его генерального директора Мурада Хидирова. Были озвучены цифры: в нефтеналивном районе порта действуют пять специализированных причалов, способных обслуживать одновременно столько же танкеров. А годовая мощность порта по перевалке нефти составляет 7,9 млн тонн. 

Чтобы понять, что означают для Дагестана эти цифры, достаточно заглянуть в данные статистики объёмов добычи нефти странами Каспийского бассейна. Так, среднесуточная добыча нефти в Иране составляет порядка 3,8 млн баррелей в сутки, а это почти 520 тысяч тонн. Иначе говоря, этот сосед может на год загрузить нефтеналивные мощности Махачкалинского порта всего за 15 дней добычи нефти. Куда девать, если придётся, иранскую нефть, добытую за остальные 350 дней — большой вопрос.


Жесточайшие санкции — на грани полной блокады — против Ирана вступили в силу 5 ноября. Американцы не только отключили его от международной платежной системы SWIFT, но и наложили санкции почти на все отрасли экспорта и импорта. Прежде всего, на экспорт нефти и газа, составляющих 80% экспорта Ирана и 45% бюджета страны. Речь идёт о полном отключении Ирана от всего мира. Наказывать будут не только тех, кто будет пытаться продолжать с Ираном торговые отношения. Наказывать будут даже те американские компании, которые будут как-либо связаны с компаниями-нарушителями из других стран. Учитывая вероятность скачка цен на нефть, США позволила странам-партнёрам сокращать закупки иранской нефти поэтапно. Вопрос — чем будет кормить своё население главный партнёр России на Ближнем Востоке — в перспективе будет только обостряться. Особенно с учётом того, что наложение западных санкций во многом явилось результатом военно-политического сближения Ирана с Россией. В ответ на санкции в Тегеране заявили, что политика Вашингтона не сможет остановить иранский нефтяной экспорт. Так куда же пойдёт нефть?

«Цель американских санкций — калечить и сдерживать экономику Ирана, но в реальности их результатом стало стремление страны к самодостаточности», — выступил аятолла Хаменеи с заявлением, которое по своей риторике очень перекликается с аналогичными выступлениями российского руководства. Хаменеи напомнил, что противостояние Ирана и США началось в 1979 году, когда в результате исламской революции оказался свергнут шах Мохаммед Реза Пехлеви. Это противостояние продолжается уже 40 лет, принимая самые различные формы непрямого конфликта. «Главная задача Соединённых Штатов — вновь добиться своего доминирования, которое было в период шахской тирании. Но этого не будет», — решительно заявил верховный лидер Исламской республики, которая сегодня втянута в военные конфликты в Палестине, Ливане, Йемене и, естественно, в Сирии. Каждый конфликт требует колоссальных вливаний финансов, военной техники и людских ресурсов, количество которых в ближайшие два года будет неуклонно сокращаться. Но где же выход из патовой ситуации?

Выход у Ирана один. По мере сокращения закупок иранской нефти странами-партнёрами США, наверняка начнут нарастать объёмы экспорта иранской нефти в Россию. Как уже говорилось выше, обеспечить перевалку такого объёма нефти один Махачкалинский порт даже с учётом возможной ускоренной модернизации не сможет. Поэтому выход действительно только один — необходимо строить новые нефтеналивные причалы в Дербенте, где недавно приземлился личный вертолёт Сулеймана Керимова, неожиданно воспылавшего желанием преобразить родной город. В планах благоустройства города странным образом доминируют проекты строительства поблизости от города новых транспортных развязок, которые наверняка будут подключены к нефтепроводу Баку — Новороссийск, максимальная ежесуточная прокачка которого заявлена на уровне 105 тыс. баррелей нефти. В масштабах нефтедобычи в Иране это незначительный объём, что заставляет предположить вероятность строительства не только новых транспортных развязок в Дербенте. По всей вероятности, уже в ближайшее время будут озвучены планы или масштабной реконструкции существующего нефтепровода или строительства нового.


Мы пришли сегодня в порт

С учётом строительства нового порта начальной точкой такой реконструкции теоретически должен стать сам Дербент. Доводом в пользу этой версии может служить и построенная немного южнее Дербента нефтеперекачивающая станция Самур. Ещё две перекачивающие станции работают в Махачкале и около Кизилюрта, где нефтепровод во время чеченских событий сделал резкий поворот на север. Идущая из Дагестана в обход Чеченской Республики нефть сегодня встречается со следующей нефтеперекачивающей станцией только в осетинском Моздоке. Однако ранее нефть шла напрямую через Чечню, часть этой ветки от Моздока до Малгобека сохранилась, и до сих пор законсервирована.

Можно предположить, что новая ветка нефтепровода пройдёт прямо через Грозный, который недавно получил преференции от руководства страны и лично Игоря Сечина — на добычу и переработку нефти из собственных месторождений. Не случайно между Чечнёй и Ингушетией уже третий месяц сохраняется напряжённость по поводу принадлежности земель в гористой местности, где находится достаточно крупное Датыхское нефтяное месторождение. Однако нефть тут, по словам экспертов, с высоким содержанием серы, что и привело к отказу от его разработки в советское время. Да и зачем добывать дорогую сернистую датыхскую нефть, если по трубопроводу в Грозный вдруг пойдёт дешёвое и относительно чистое иранское «чёрное золото»?

Интерес российского руководства к закавказской нефти обозначился в ходе Международного экономического форума «Каспийский диалог», проходившего 14 ноября в Москве. В то же время организаторами было проявлено странное неуважение к представителю Азербайджана, которое было воспринято журналистами как явный сигнал руководству этой республики. Специальный представитель Президента Российской Федерации по вопросам гуманитарного и экономического сотрудничества с государствами Каспийского региона Рамазан Абдулатипов вообще раскритиковал азербайджанскую сторону за активное партнёрство в нефтегазовой отрасли с американскими компаниями и нежеланием сотрудничать с российским нефтегазовым бизнесом. О причинах, побудивших кавалера ордена «Достлуг» выступить с критикой в адрес азербайджанского руководства, можно лишь догадываться. Однако в беседе с иранскими журналистами бывший глава Дагестана упомянул и так необходимый для развития экономических отношений России с Исламской республикой, но пока несуществующий Дербентский морской порт, и заявленные недавно поставки баранины в Иран из Дагестана.

Говоря о баранине для Ирана, Абдулатипов обозначил заложенную под руководство нашей республики в сфере сельского хозяйства опасную мину статистики. Ведь дагестанская баранина в свете антииранских санкций приобретает стратегическое значение, только вот достаточного для крупных поставок в Иран поголовья в Дагестане нет. И это может вызвать в Москве вопросы к Махачкале. Правда, следует понимать, что в новой программе «нефть в обмен на продовольствие» участвовать, вероятно, будет не только Россия. Обойти американские санкции очень выгодно и Европе, которая может также прибегнуть к бартеру с Ираном за спиной США. Эта схема расчётов, как надеются её авторы, поможет спасти заключённое в 2015 году соглашение по ядерной программе Ирана.

Согласно бартерной схеме Тегеран будет продавать нефть России, которая будет продавать её Европе. Европейские компании в обмен начнут поставлять Ирану товары и услуги. Никакие деньги за нефть Иран получать не будет, что позволит формально не нарушать американские санкции. В этой связи стоит предположить усиление российского давления на Азербайджан, ведь поставки того же продовольствия в Иран было бы удобно организовать сухопутным путём.

Вернемся к нашим баранам. По словам гендиректора Махачкалинского морского торгового порта Мурада Хидирова, общая грузоподъёмность железнодорожных и автомобильных паромных причалов достигает 1,3 млн тонн в год. Особая важность этого порта в том, что он пока является единственным незамерзающим глубоководным портом России на Каспии, то есть способен обслуживать логистику с Ираном круглый год. Основную долю грузооборота порта сегодня составляет сырая нефть. С начала 2018 года её удалось перевалить более 1,7 млн тонн, что на 198% выше показателей 2017 года. При этом перевалка сухих грузов за 10 месяцев также выросла на 138,7% и составила более 387 тысяч тонн. Что характерно, более 300 тысяч тонн — это отгруженное в Иран зерно. По зерну зафиксирован рост объёмов перевалки почти на 180% против прошлого года. Но есть и проблемы, решением которых уже озаботили недавно приезжавшего в Дагестан министра транспорта РФ Евгения Дитриха.

До 95% грузов сегодня доставляется в порт и вывозится из него автомобильным транспортом. При этом на проходящую рядом с портом железную дорогу пропускной способностью 10 млн тонн в год приходится менее 5% всех транзитных грузов. Связано это с тем, что доставка железнодорожным транспортом грузов до портов Астрахани или Оля настолько дешевле, что стоимость транспортировки грузов в Махачкалу не компенсируется даже низким тарифом самого порта и удешевлением морских перевозок. Помимо этого, необходимо что-то делать и с подачей грузовиков в порт: им движение по Махачкале в дневное время запрещено. Как вариант, руководство республики планирует построить для порта объездную дорогу.

Есть и другие новости в области дорожного строительства. Первый заместитель председателя правительства республики Гаджимагомед Гусейнов провёл совещание по вопросу подготовки строительства обходных участков федеральной автомобильной дороги (Р-217) «Кавказ» у Хасавюрта и Дербента. Говорили, в том числе, и о недопущении незаконного строительства в зоне предполагаемой реконструкции дорог. А она назрела и перезрела: специалисты уверены, что двух полос движения явно недостаточно. А возросшая интенсивность транспортного потока до 30 тысяч автомобилей в сутки оказывает крайне негативное воздействие на пропускную способность дорог и безопасность дорожного движения. Конкурсные процедуры на проведение проектно-изыскательских работ уже начаты, завершить их планируется до конца 2020 года.

К сожалению, на совещании не прозвучало ничего о том, что в зоне планируемого расширения дороги уже начата активная скупка земельных участков с целью последующей перепродажи государству по завышенной цене. Увы, великие планы государства обогатят далеко не всех дагестанцев. Участвовать в великих свершениях позволят не всем.

Популярные публикации

Комментарии (0)

Добавить комментарий

Выходит с августа 2002 года. Периодичность - 6 раз в год.
Выходит с августа 2002 года.

Периодичность - 6 раз в год.

Учредитель:

Министерство печати и информации Республики Дагестан
367032, Республика Дагестан, г.Махачкала, пр.Насрутдинова, 1а

Адрес редакции:

367000, г. Махачкала, ул. Буйнакского, 4, 2-этаж.
Телефон: +7 (8722) 51-03-60
Главный редактор М.И. Алиев
Сообщество