» » Мини по максимуму

Мини по максимуму




Комментируя послание, с которым Глава Дагестана Владимир Васильев обратился к депутатам Народного Собрания РД, многие эксперты упрекнули его в том, что он, по их мнению, не уделил достаточного внимания проблемам реального сектора экономики республики. Единственное исключение — раздел, посвящённый развитию агропрома, в котором Владимир Васильев впервые системно обозначил своё видение проблем отрасли и представил программу их решения.

О том, насколько эта программа реальна и жизнеспособна, редакция журнала «Дагестан» попросила рассказать известного аграрного эксперта, ректора Дагестанского государственного аграрного университета Зайдина Джамбулатова:


Мини по максимуму



— Очевидно, что при подготовке послания глава республики активно консультировался со специалистами в области АПК. Все наши «больные» проблемы обозначены, есть понимание того, как их надо решать. В этом плане очень показательно, что разговор о главных болезнях агропромышленного сектора начался с обсуждения проблем переработки   сельхозпродукции. В этом вопросе мы сильно отстаём от других регионов, и поэтому понятно желание Владимира Васильева кардинально изменить ситуацию.

Во-первых, без переработки мы не сможем превратить сельхозпроизводителей в налогоплательщиков, а во-вторых, именно здесь кроются резервы для серьёзного увеличения доходов жителей республики, проживающих в горах. Смотрите, в Левашинском районе сегодня проживают почти 80 тысяч человек, в Карабудахкентском — 83,3 тысячи, в Акушинском — больше 50 тысяч. Всего же в горах у нас работают на земле около миллиона человек, треть населения Дагестана.

А теперь посмотрите, что у нас тут с переработкой. Обанкротившийся Кикунинский консервный завод и несколько небольших производств — вроде Тлоха. По существу, объёмов переработки практически нет.

Самое интересное, что традиционные перерабатывающие предприятия сельхозпроизводителю сегодня не очень и нужны. Это моё глубокое убеждение. Объясню почему. Владельцы таких предприятий всегда будут стремиться к тому, чтобы максимально сбить закупочные цены на сырьё. А теперь скажите, насколько интересно владельцу небольшого сада получить в сезон за килограмм своих абрикосов от 3 до 5 рублей? Это реальные цифры, характеризующие ситуацию с переработкой фруктов в горах.

Собственно, на равнине ситуация точно такая же. Уже несколько лет закупочные цены на виноград держатся на уровне 18–21 рубль без надежды на повышение. И поэтому с каждым годом выращивать его становится всё более невыгодно.

Вывод очевиден — традиционные перерабатывающие предприятия сегодня нужны и интересны только их владельцам и государству, поскольку последнее получает налоги.

Между тем существует реальная возможность резко увеличить объёмы переработки сельхозпродукции, как этого требует Глава Дагестана, и при этом сделать данное направление выгодным и для товаропроизводителя. Речь идёт о создании сельских производственных кооперативов второго и третьего уровней. Второй уровень кооперации заканчивается на этапе переработки  и реализации продукции, третий — предполагает создание финансовых центров, координирующих работу кооперативов второго уровня и вкладывающих средства в наиболее востребованные программы.

Это мировой опыт развития агропрома, который сегодня активно начинает использоваться в России. Мы здесь сильно отстали, кооперативов третьего уровня у нас нет ни одного, тогда как в той же Волгоградской области на счетах кооператива Котельнического района сегодня аккумулировано более 10 млрд рублей. Сеть кооперативов третьего уровня есть и в соседнем Ставропольском крае. Так что учиться есть у кого.

Мне почему эта тема особенно интересна? Аграрный университет уже достаточно давно реализует программу, предполагающую создание кооперативов второго уровня в Дагестане. Мы знакомим фермеров, владельцев ЛПХ, членов кооперативов с философией хозяйствования на основе современных технологий, консультируем их, разрабатываем и сопровождаем инвестиционные проекты. Правда, ощутимых результатов мы достигли только в последнее время. Связано это с тем, что новый министр сельского хозяйства смог ликвидировать коррупционную составляющую при выделении грантов и субсидий товаропроизводителям. И сегодня практически 100% проектов, разработанных специалистами нашего консультационного центра, получают финансирование по линии Минсельхоза.

Но вернёмся к переработке. Считаю, что основную ставку тут следует делать на небольшие предприятия, мини-заводы, обеспечивающие качественными продуктами жителей своего района. Чтобы выяснить, как эти программы будут работать в Дагестане, мы запустили свой мини-завод по производству твёрдых сыров, предполагая частично закрыть эту нишу в республике. И неожиданно наша продукция оказалась востребованной и в Москве, и в других городах. Больше того. Многие иностранные туристы из традиционно «сырных» стран (Франция, Италия и т.д.), приезжающие в Дагестан, активно закупают наши сыры. Перед Новым годом, к примеру, мы не смогли представить махачкалинцам многие наши сыры — итальянские и французские туристы скупили практически всю продукцию нашего завода. Особенно востребованным оказался Камамбер.

И ещё один довод в пользу мини-заводов. В виноградарстве у нас, как я говорил, с переработкой проблем нет, но сегодня отрасль испытывает очень серьёзные трудности. За последние годы потребление коньяков, шампанского и вин снизилось на 30%, тогда как производство столового винограда в республике увеличилось в два раза. Заводы, имеющие свои виноградники на импорт­ной лозе, при этом худо-бедно выживают, а вот производители, отлучённые от переработки, сильно просели и вынуждены работать в условиях демпинговых цен на продукцию без надежд на развитие.

Несколько слов о переработке мяса. На дагестанском рынке представлены десятки производителей мясной продукции из других регионов, тогда как мы по целому ряду причин за пределы республики со своей продукцией выйти не сможем. Хотя крупный рогатый скот в республике есть, только в Кадарской зоне на откорме регулярно находится около 70 тысяч голов.

Но, во-первых, себестоимость говядины у нас достаточно высока. Это связано с тем, что львиную долю кормов мы завозим со Ставрополья. Во-вторых, наши сельхозпроизводители справедливо опасаются заниматься переработкой из-за боязни серьёзного налогового пресса и повышенного внимания со стороны контролирующих органов. И, наконец, в-третьих: самое дешёвое мясо, используемое в производстве колбас, — свинина. Значит, наши колбасы по цене всегда будут проигрывать конкурентам.

Выход заключается в создании мобильных предприятий, ориентированных на один конкретный район. Тогда его жители будут уверены, что покупают действительно халяльную продукцию, сделанную из дагестанского мяса.

Но прежде чем всерьёз заниматься переработкой, надо хорошо подумать над увеличением объёмов его производства. Овец в республике, наконец, пересчитали, необходимо пересчитать и КРС. Васильев это, кстати, понимает, поэтому в послании серьёзное внимание уделено проблемам расширения кормовой базы.

Ситуация тут такая: мы обеспечиваем себя кормами всего на 40%. Для того чтобы всерьёз говорить о создании индустрии переработки, обеспеченность кормами должна быть на уровне 120–125% от потребного количества. Это азы зоотехники. Если есть запас кормов, можно без риска закупать на стороне молодняк для откорма, строить откормочные площадки, активно заниматься искусственным осеменением животных (при наличии откормочных площадок эта работа позволяет увеличить прирост живой массы на 30%).

Буквально мимоходом — о строительстве современных логистических центров, о которых говорил глава республики. Абсолютно солидарен с ним, надо строить. Но, опять же, большие центры (до 300 тысяч тонн) нам не очень нужны. На мой взгляд, нам подойдут мобильные хранилища объёмом от 5 до 50 тысяч тонн. В идеале такие объекты должны строиться на основе кооперации самими производителями сельхозпродукции.

Очень порадовал раздел, в котором говорилось о необходимости развития семеноводства. Соглашусь с главой в том, что наши климатические условия благоприятны для выращивания семян большинства овощных и бахчевых культур. Скажу больше: условия для выращивания семян в Дагестане близки к идеальным и, без всякого сомнения, являются лучшими в России. Это касается как семян овощных культур, той же капусты, моркови, перца, так и семян большинства кормовых культур. Таких, как люцерна, сорго-суданская смесь (эта культура идеально подходит для наших  солончаковых почв) и других бобовых культур.

При этом 90% семян для посадок мы сегодня закупаем на стороне, тратя на это сотни миллионов рублей, которые могли бы работать на экономику республики. Вместо этого мы кормим экономики других регионов. Абсолютно такая же ситуация, как с производством собственных кормов.

Что нам тут мешает? В республике отсутствует культура семеноводства, мы забыли многое из того, что знали раньше. К примеру, до перестройки в селении Сивух Хасавюртовского района успешно работал колхоз, специализирующийся на выращивании семян. Очень богатое предприятие по тем временам.

Сегодня же семенами в республике занимаются единицы. Та же фермерская семья из Дербентского района, о которой сказал Васильев... Они выращивают семена капусты и добились серьёзных успехов. Сейчас аграрный университет совместно с Минсельхозом и Всероссийским институтом семеноводства на базе этого хозяйства планируют создать сельскохозяйственный производственный кооператив (СПОК). Дело в том, что только через СПОК можно обеспечить финансирование этого проекта с привлечением федеральных средств.

Вторым центром семеноводства мог бы стать Бабаюртовский район, на землях которого семья фермера Магомедова из Левашинского района выращивает семена люцерны. Собирают за сезон до 3 тонн семян — это достаточно много, можно засеять до 200 гектаров. Так что опыт есть и его надо использовать. Тем более с учётом задач по увеличению объёмов собственных кормов. В этой программе, кстати, люцерне отводится особая роль.




С удовольствием прокомментирую раздел про возрождение рыбной промышленности. Особенно порадовала меня информация о том, что республика приняла решение о закупке двух рыбопромысловых судов в лизинг. На этом фоне уже можно всерьёз говорить о возрождении рыбной промышленности.

Честно говоря, я давно уже прорабатываю эту тему, и с учётом анализа рынка считаю, что ставку на кильку в томате делать не стоит, поскольку армейские поставки — дело достаточно нестабильное. Ещё один момент — на эти консервы идёт рыба второго сорта. Капитализация тут минимальная. Как, впрочем, и в случае переработки кильки на рыбную муку или на корм форели.

До перестройки Махачкалинский рыбоконсервный комбинат выпускал шпроты в масле. Вот это высокорентабельный товар, который вполне может потеснить рынок шпрот. Но есть ещё один вид консервов, в котором капитализация максимальна, а прибыль считается сотнями процентов. Эту идею мне подсказали во Франции, куда мы возили нашу кильку на анализ.

Так вот, с учётом того, что наша каспийская килька является самой жирной в мире, наши французские партнёры предложили нам организовать предприятие по производству рыбного паштета, для которого она подходит идеально. Речь идёт о небольшом производстве прямо на берегу, в том же посёлке Сулак, к примеру. Французы готовы предоставить нам рецепты, поделиться технологиями, обеспечить выход в крупные торговые сети. Производство практически безотходное, поскольку килька перерабатывается целиком. И очень рентабельное — прибыль на уровне 200–300%. Параллельно можно было бы организовать и производство сардин, тем более, что старые рецепты никуда не делись. В общем, тема очень интересная, и я рад, что наше правительство, наконец, озаботилось возрождением этой отрасли.




И напоследок о том, как, на мой взгляд, следует решать земельные проблемы в республике (Ва­сильев говорил о них в связи с тем, что площадь опустынивания в северной зоне достигла 1 млн га).

Я не считаю себя специалистом по земельным вопросам, но очень хорошо понимаю, что в спорных вопросах самым действенным оказывается рыночный подход. Я не раз говорил о том, что законы экономики позволяют нивелировать национальные отношения. В интервью «Новому делу» я подчеркивал, что не бывает кумыкских рублей. Как и аварских, и даргинских. До революции полноправными хозяевами на равнине считались жители селения Чиркей, тот же Гоцинский. Дело в том, что они купили эти земли у кумыков, и поэтому вопросов к ним не было. Как не было вопросов и к немцам, которые жили в селении Люксембург, на Львовских номерах. За немцев заплатила царская казна, превратив их в полноправных хозяев оплаченных земель.

Да, частной собственности на землю у нас сейчас нет, но некоторые шаги в этом направлении, считаю, предпринять вполне возможно. Начать можно с малого. К примеру, после внесения соответствующих изменений в законодательство обязать администрации плоскостных районов выделить по пять процентов пустующих земель. Хороших земель, это очень важно. Определить реальную рыночную стоимость этих участков и провести трёхэтапные аукционы. В ходе первого этапа земли могут покупать только жители данного района. Не купили — право покупки переходит к жителям республики. И этот аукцион не состоялся — оставшиеся участки может приобрести любой инвестор со стороны. Хоть немец, хоть китаец.




Точно так же можно поступить с некоторыми землями отгонного животноводства. С теми, к примеру, которые формально являются чьей-то собственностью, но фактически годами не используются. В итоге на равнине появятся анклавы, демонстрирующие возможность цивилизованно решать земельные вопросы. Пойдут у них дела, появятся первые результаты, можно следующие пять процентов земель продавать. Главное, сделать первый шаг, создать прецедент.

Популярные публикации

Комментарии (0)

Добавить комментарий

Выходит с августа 2002 года. Периодичность - 6 раз в год.
Выходит с августа 2002 года.

Периодичность - 6 раз в год.

Учредитель:

Министерство печати и информации Республики Дагестан
367032, Республика Дагестан, г.Махачкала, пр.Насрутдинова, 1а

Адрес редакции:

367000, г. Махачкала, ул. Буйнакского, 4, 2-этаж.
Телефон: +7 (8722) 51-03-60
Главный редактор М.И. Алиев
Сообщество