Лирика

*   *   *

кто-то очень умный и злой,

с горьким и острым чувством сарказма

разматывает нам километры,

                            крутит пластинки иглой,

и так неповторимо наказывает

нас всех за неподчинение правилам,

за прогулянный тотальный диктант,

всё той же иголкой проигрывателя чертит радиус,

где каждый из нас чёртик и арестант.

кто-то показывает нам кино под веками,

кто-то чертит размашисто раскадровки,

кто-то нас наказывает за то, что c человеками

мы разделили миску перловки,

дали участия, кусок сердца, вроде данко.

                                      но больше печени,

вредная работа у нас — не щадит здоровье.

кто-то очень умный, злой, обеспеченный

нас заставляет отвечать за своё пустословье.

нас посылает в ответ на молитвы или проклятия,

их отправляет к нам в дороги, леса и горы,

и разверзается море вспять ему,

и остаётся 40 лет на уговоры.

кто-то очень в нас заинтересованный

приказал своим ангельским хедхантерам

сделать нас менеджерами образцовыми

чьего-то бесконечного странствия.

тот, в кого я совсем не верю,

                   приходит тихо, толкает ковчег.

завтра уже притаилось за дверью.

завтра, в котором мы вытащим всех.


*   *   *

во мне уже со вчерашнего дня подспудно и преступно бродит капля некой субстанции, и называется эта субстанция — лето в Тбилиси. тот, кто прожил его хоть один раз, задыхаясь на перекрестках, и, оживая под тенью платанов, кто прогулялся по его ночам, таким же душным, как и дни, по его прохладным утрам, когда всё ещё не настал мир взрослых и можно встречать жизнь на качелях, ориентируясь на огоньки его дождинок и черешен, на абрикосы, алычу и кривые улыбки арбузов на прилавках, кто пил его звёзды, как шампанское, на вершине Нарикаллы и уронил туфельку вниз (я когда-то уронила 10 лет тому назад и всю жду, когда мне её вернёт Принц среднего возраста:)) , тот никогда не забудет и не сможет отпустить эту странную субстанцию в крови. и хотя остался ещё один день весны, но лето в Тбилиси уже победило. и оно будет длиться до октября. с криками по утрам: «мацоониии! малинааа! бааали!», с привычкой глав семейств отправлять жён и детей в Цхнети, Сурами, Абастумани, а, значит, с ещё большим количеством скоротечных романов и феерических пьянок, хотя может ли этот город вместить больше (?), с какой-то залихватской повальной каникулярностью, с цветами и сказками на каждом углу, с горами на горизонте, с надеждой, что всё понарошку, за которую я это лето больше всего и люблю. ну, и за белое холодное, конечно.


*   *   *

я думаю, что однажды утром я проснусь старой.

посмотрю в потемневшее зеркало на своё лицо (к тому времени уже отображающее современные достижения пластической хирургии), медленно пройду на кухню, поставив на огонь потемневшую джезву, привезённую из весеннего еревана, закурю сигарету и, жмурясь на солнечные лучи, задумаюсь про свою жизнь и пойму, что я благодарна.

за то, что я была. была собой и была с ними. с ними со всеми, кого к тому времени потеряю или нет. за то, что я была на мостах и в аэропортах, в придорожных забегаловках, и на верхушках башен, с часами и без часов. я буду благодарна за розарий своего деда, и

пожелтевшие любовные письма своего прадеда, за свои туфли и птичьи хвостатые одёжки, за монетки невиданных стран, о которых любят мечтать не мои дети, за мамино белое платье, словно доставшееся в наследство от мэрилин (и каждая из нас его доносила),

за папины импровизации на пианино мастера меера, за лёгкое дрожание платанных веток и сладкую воду южных городов, за своё конфетное безумство и отречённость, за предрассветную тишину, в которой понимаешь, что пора.

я буду благодарна за свою жизнь, принятую как праздник, за свою нелепую любовь и

склонность ошибаться. за давний апрель, и за то, что я умела в жизни многое, только не

умела предавать. за собаку, которая когда-то меня этому научила, в раннем детстве, когда

платье мэрилин только подмигивало мне из шкафа.

однажды утром я проснусь старой. и пока я буду думать, кофе обязательно сбежит.




*   *   *

Как много посторонних в моём дне —

Толпятся, наступают — не спасёшься,

Чужих забот поспешное сиротство

Так беспощадно тянется ко мне.

Так много посторонних — как зёрна,

которое смешали с чечевицей,

и я спешу, перебирая лица,

но всё никак не достигаю дна.

И вот они уже в моей крови,

Я отличить уже не успеваю

Упрямство от беспамятства любви,

Ведь посторонних в мире не бывает.

Оглянешься — вдруг грянет темнота

И, ноги промочив на остановке

В туфлях хрустальных, убегаешь снова,

Чтоб феям тебя было не достать,

Чтоб завтра снова замыкался круг,

Чтоб было больше странного труда,

Чтоб золушки не опускали рук,

В принцесс не превращаясь никогда.


*   *   *

Я так давно мечтаю набрести

Случайно на простейшую разгадку

Весны, поющей тысячью тростин,

И Бога, поливающего грядку

Дождём и солнцем, может быть вином,

И вырастают радостные дети,

И радостно их крылья за спиной

Уже поют о предстоящем лете,

О карнавале сорванных светил,

О городах, где суждено проснуться

Когда-нибудь потом, но звук тростин

Уже до сердца властен дотянуться.

Я так давно мечтаю отыскать

На рынке, среди хлама и печали,

Галдёж велосипедного звонка

И беззаботность где-то за плечами.

В музейных залах, в окруженье спин

И лиц, вниманьем тихим поражённых,

Найти какой-то призрак — тень руин —

Что задрожит прозреньем и ожогом.

На улице, где диапозитив

Весны зелёной отразился в окнах,

Я так давно мечтаю обрести

Тот давний дождь, когда беспечно мокла.

Мой труд — нелеп и праздностью смешон.

Прохожие нахмурятся с оглядкой,

Но Бог, наверно, вышел на балкон,

И каплет радость над вселенской грядкой.


*   *   *

весна — такая странная штука, в ней случается всё и сразу, душераздирающе пахнет сирень и сакура, совершаются подвиги и чудеса, потому в ней столько воспоминаний. глядя на нас, стоящих год назад на крыше мира, и параллельно думая о своей профессии (была погружена в это на рабочей специально придуманной встрече три дня), я понимаю, что я всё же кшатрий, а значит, у меня, как у каждого воина, свой путь. путь воина кончается победой или смертью (не скоро, не надейтесь). значит так тому и быть. я дерусь за свои (бесполезные) чудеса, потому что я дерусь. а люди, которые бездействуют и размазывают сопли, очень не мои люди. я могу их защитить, но не могу их любить. мы — воины, наш путь — слабоумие, отвага, права человека и белое холодное. и мы своих не бросаем. даже после смерти.


*   *   *

вот опять убегать, ну какой же задумчивый город,

по его переулкам, как по листьям стекает вода,

и опять остаётся вернуться нелепо и скоро,

но сначала уехать стремительно и навсегда.

вот опять убегать, не допив два глотка на террасе,

не додумав две мысли, резной силуэт обронив,

и заплакать во сне, осознав себя где-то на трассе,

осознав себя вне, осознав себя больше не с ним,

без фонтанов его, без дрожащего детского горла,

без затмений и ссадин, которые память и гнев,

вот опять убегать, признавая побеги любовью,

той чистейшей из всех,

                     что сродни только поздней весне.

как мы все далеко, как дождинки стекаем по листьям,

и проходим сквозь свет, словно дети и птицы звуча,

ты меня подождёшь, мой последний на свете тбилиси,

моя капелька яда, моя золотая свеча.


*   *   *

«у меня есть мои три товарища. один молодой, прагматичный, злой и умный, но верящий в любовь и семью человек. сильно любит ром. второй — высокий, темноволосый, значительно старше остальных, пользуется у женщин безумным успехом и у друзей непререкаемым авторитетом. третий — с копной волос и кучей удивительных идей, изобретатель и романтик, душа кампании. странно смотреть, как оживают книги твоего детства, и странно видеть, что всегда считала себя Пат в серебряном узком платье, но время рассудило, и платья твои стали шире, и ты, — не главная трагическая героиня, ты их Альфонс — тот, кто кормит и поит, и встанет с каждым из них до конца. жизнь смешнее и правдивее всех романов и вносит свои коррективы во всё, включая смерть»

Популярные публикации

Комментарии (0)

Добавить комментарий

Выходит с августа 2002 года. Периодичность - 6 раз в год.
Выходит с августа 2002 года.

Периодичность - 6 раз в год.

Учредитель:

Министерство печати и информации Республики Дагестан
367032, Республика Дагестан, г.Махачкала, пр.Насрутдинова, 1а

Адрес редакции:

367000, г. Махачкала, ул. Буйнакского, 4, 2-этаж.
Телефон: +7 (8722) 51-03-60
Главный редактор М.И. Алиев
Сообщество