» » Контртеррор vs антикоррупция

Контртеррор vs антикоррупция

Священный для всех мусульман месяц Рамадан в этом году для многих стал месяцем ожиданий. Для кого-то он, наверное, даже оказался радостным. И речь даже   не про невольное ожидание праздника Ид-аль-Фитр, которым завершается общеобязательный для всех правоверных пост. А о политических перестановках в Дагестане, неизбежное наступление которых стало заметным и ощутимым.

Большинство дагестанцев всегда радуются таким переменам в надежде на улучшения в жизни. И эти ожидания обоснованы, ведь все политические перемены последние тридцать лет всё-таки идут эволюционным путём, что позволяет, как минимум, сохранять ранее достигнутые цивилизационные достижения.



Тела хранители


Очевидным предвестником перемен для меня лично стало недавнее кадровое решение Владимира Васильева, воспринятое многими с некоторым недоумением. 23 мая был назначен новый руководитель управления Федеральной службы судебных приставов по Дагестану. Приказом министра юстиции РФ им стал полковник ФСО Алик Алилов, который около 10 лет возглавлял службу охраны руководителей Дагестана. Знаковым можно назвать то, что Алилов служил главным телохранителем, начиная со времён правления в Дагестане Магомедсалама Магомедова.

— Так получилось, что с Аликом Мирзабековичем мы работали меньше двух лет. Он обеспечивал безопасность всех руководителей нашей республики, начиная с Магомедова и завершая мной, в течение 25 лет. Я думаю, что это заслуженная награда, — сказал Васильев, вручая Алилову вместе с новым служебным удостоверением и орден «За заслуги перед Республикой Дагестан». За какие конкретно заслуги Алилов получил высшую в республике награду, многие так и не поняли. Хотя, на мой взгляд, всё весьма прозаично. Иначе как прощальной «раздачей слонов» такое назначение и не назовёшь. В армии такое обычно случается, когда начальник уходит на повышение.

До того как стать главным судебным приставом на нашей поляне, Алилов официально занимал пост помощника Васильева, сопровождая его на мероприятиях. На одном из них он даже сделал лично мне замечание за беседу с коллегой во время выступления Васильева. Благодаря этому я его и запомнил. В этот момент в зале Дома дружбы глава республики беседовал с победителями кадрового конкурса «Мой Дагестан». Примерно понимая, как и кто в этом кон курсе побеждал, признаюсь, мало интересовался дискуссией за столом. Однако сам факт, что глава республики 1 июня вновь встретился с конкурсантами, был воспринят как признак некого условного подведения итогов работы.

Повестки как таковой у встречи с конкурсантами не было. В СМИ по итогам была растиражирована уже всем известная информация о том, что в резерв управленческих кадров республики вошли 54 человека, из которых 23 уже назначены на должности. Васильев поинтересовался их ориентирами.  Те рассказали о своей работе. Фактически похлопали друг дружку по плечам. Именно этими конкурсантами он, видимо, и будет подбивать итоги своей деятельности в Москве. Дескать, вот: 54 человека. Мои птенцы! И тут же рядом в отчёте — Алик Алилов. С орденом.

Привычку назначать на высокие должности своих телохранителей из всё той же ФСО давно уже подметили за президентом страны Владимиром Путиным. Среди губернаторов и руководителей различных спецслужб их сегодня больше, чем придуманных Сергеем Кириенко технократов. Один из таких недавно прилетал в Дагестан. 31 мая республику посетил глава МЧС России Евгений Зиничев, подарив дагестанским спасателям новый вертолёт. До МЧС он успел потрудиться заместителем директора ФСБ, куда попал из личной охраны Путина.

Зиничев, Дюмин и даже сам Владимир Васильев самим своим выдвижением на высшие посты в стране демонстрируют, что укрепившаяся с приходом к власти Владимира Путина преторианская модель правления в России отнюдь не собирается уступать место меритократии, о которой нам теперь рассказывает Кириенко, проводя свои кадровые конкурсы. Акцентируя внимание общественности на продвижение во власть талантливых технократов, Сергей Владиленович порой противоречит сам себе. К примеру, как можно назвать технократом того же Михаила Ведерникова, переместившегося с поста заместителя полпреда Президента в СКФО в кресло псковского губернатора?


Контртеррор vs антикоррупция


Ифтар, еще ифтар


Вопрос в том, кого вообще можно называть технократами? К примеру, наши дагестанские учёные так и остались невостребованными в управлении республикой. В ноябре прошлого года Артём Здунов с официальным визитом посетил Дагестанский государственный университет. После осмотра лабораторий и аквакомплекса в научной библиотеке вуза состоялась встреча премьера с двумя молодыми учёными. Победители конкурса «Лучшие учёные РД», доктора наук Заур Алисултанов и Марина Гасанова рассказывали о своей работе. Просили о содействии, предлагали чаще встречаться с наиболее перспективными молодыми учёными и обсуждать конкретные проблемы.

Здунов поддержал такое предложение учёных и пожелал им удачи. Правда, последней неформальной встречей премьера, о которой известно общественности, стал его совместный ифтар с главой Махачкалы Салманом Дадаевым. Особенно интересен этот ифтар ввиду заявленной событийной повестки. С учётом того, что встреча проходила 26 мая, пиарщики Здунова приурочили её ко Дню российского предпринимательства. Правда, сами дагестанские предприниматели в этот день собрались в историческом парке «Россия — моя история», наградив себя грамотами за некие заслуги. Однако, кроме бизнес-омбудсмена Мурада Далгатова это забавное действо никого из чиновников ни экономического, ни, тем более, силового блока не заинтересовало.




Невероятный рост активности Артёма Здунова и руководителя Администрации Главы и Правительства РД Владимира Иванова, который пришелся на священный для мусульман месяц, также восприняли как очередной знак. Помимо совместных ифтаров и посещения шатров Рамадана оба чиновника неожиданно вспомнили, что Дагестан занимает немного большую территорию, чем здание республиканского правительства. Выезды в горные районы, когда тот же Иванов вдруг стал более медийной фигурой, нежели глава, наблюдатели сочли за старт «предвыборной гонки».

Правда, мне лично непонятно, о какой гонке здесь может идти речь. Выдвижение на пост главы региона никогда не зависело от подобной активности местных чиновников. Тем паче, что внезапным всплеском внимания к жизни горцев никого в Кремле не обмануть. Понятно, что по закрытым каналам в Москву из республики поступает информация, которая кардинально отличается от идиллических картинок, которые рисуют инстаграмы наших чиновников. Наверху известна вся местная финансовая и управленческая картина, а также — под кого она перестраивалась в последние два года. Поэтому, рассуждая о том, кто бы мог заменить Владимира Васильева на посту главы Дагестана, необходимо понимать, от кого это зависит.


Вольная борьба за влияние


Первая персона — это сам Владимир Путин, у которого, как мы выше заметили, достаточно охраны, чтобы снабдить полным комплектом руководства любой регион. Принцип личной преданности вполне может сыграть главную роль, если глава государства посчитает нужным обкатать в сложных условиях бедного многонационального региона какую-либо фигуру для её последующего продвижения в руководство страны. Такая кандидатура от Путина будет с пониманием встречена и «технарями», и силовиками. Однако ранее своих выдвиженцев в горячие регионы Путин не направлял, очевидно, страхуя от провала. Хотя все понимают, что Дагестан остаётся ключевым в идеологическом плане регионом. Победив терроризм в Дагестане в 1999 году, Путин стал президентом. Победив коррупцию в Дагестане, Путин спустя 25 лет сможет возглавить уже союзное государство. Он просто обязан у нас тут чего-нибудь искоренить. Иначе ему просто будет нечего предложить в плане идеологии той же Белоруссии или Казахстану. Вторая персона — это Игорь Сечин, чей политический вес продолжает расти, в том числе путём укрепления его позиций в системе ФСБ, где в ближайшее время планируется отставка заместителя директора службы — Сергея Смирнова. Важно отметить, что, по мнению некоторых источников, Смирнов представлял в ФСБ Николая Патрушева. А сменить Смирнова на посту должен начальник службы экономической безопасности ФСБ Сергей Королёв, выдвижение которого связывают с тем самым Олегом Феоктистовым, который организовал задержание с колбасками министра Алексея Улюкаева. Примечателен Феоктистов и тем, что разгромил в МВД группу генерала Сугробова, за созданием которой стоял Евгений Школов, преданный лично Путину.




Исход битвы «сечинских» с «патрушевскими» в ФСБ также во многом определит политическое будущее страны после 2024 года. По логике вещей, в цивилизационном развитии российского государства борьба с коррупцией должна окончательно заменить собой борьбу с терроризмом, которая сегодня выглядит рудиментом. Знаковым можно назвать то, что сегодня эта битва идеологий ведётся именно у нас в Дагестане. Кульминация схватки случилась 31 марта, когда сотрудники «Второй службы» (Служба по защите конституционного строя и борьбе с терроризмом) ФСБ задержали бывшего начальника УВД Махачкалы Раипа Ашикова по обвинению в финансировании терроризма. Основанием для задержания стали показания сотрудника службы доставки дагестанского отделения Пенсионного фонда Омара Абду- рашидова, который позднее заявил в суде, что давал эти показания под пытками.




Сам Раип Ашиков заявил в суде, что его задержание стало результатом конфликта с бывшим управляющим местного Пенсионного фонда Сагидом Муртазалиевым, а также расследования деятельности бывшего руководителя дагестанского филиала Россельхозбанка Гитиномагомеда Гаджимагомедова.   Ашиков, по сути, признался, что был внедрён в Россельхозбанк СЭБом (Служба экономической безопасности) ФСБ для расследования колоссальных хищений. Характерно, что по неофициальным данным, и Гитиномагомедов, и Муртазалиев, о конфликте с которыми заявил Ашиков, в настоящее время скрываются в ОАЭ, где их отчего-то никак не могут найти и экстрадировать.



Ролевые игры в «царя горы»


Обстоятельства ареста Ашикова наглядно доказали, что Дагестан сегодня стал плацдармом для крупной политической игры. И борьба с коррупцией, равно как и борьба с терроризмом, — это всего лишь одни из методов её ведения. Об этом, в том числе, можно судить из содержания «письма Гаджимагомедова», который назвал борьбу с коррупцией в Рос- сельхозбанке лишь основанием для своего незаконного преследования со стороны СЭБа. В свою очередь, характерно, что Ашиков был задержан «Второй службой» по обвинению в финансировании терроризма. Как это случилось в 2013 году и с экс-мэром Махачкалы Саидом Амировым. Тогда показания против мэра давал, по совпадению, сотрудник службы безопасности того же Пенсионного фонда Магомед Кадиев.




Очевидно, что с 1999 года борьба с терроризмом укрепила позиции не только Владимира Путина, но и отвечающей за её проведение «Второй службы», которую по праву можно назвать одной из наиболее влиятельных в Дагестане. Об этом можно судить, к примеру, на основании полного отсутствия расследования гибели братьев Гасангусейновых. Ни широкий общественный резонанс, ни бесчисленные акции протеста, на которые выходили родители погибших пастухов, ни обращение дагестанской журналистки лично к Путину не смогли сдвинуть с места расследование происшествия, к которому, по логике вещей, могли быть причастны сотрудники данного подразделения.

Символично, что задержание Раипа Ашикова высветило, наряду с подковёрной политической борьбой в Москве, и третью политическую силу, заинтересованную в продвижении своего кандидата на пост главы Дагестана. Курирующий в Кремле внутреннюю политику первый зам руководителя Администрации Президента Сергей Кириенко уже по роду своей деятельности просто обязан иметь своего кандидата на этот пост. И, очевидно, что таковых у него, как минимум, двое. В качестве возможного кандидата от Кириенко традиционно называют экс-президента Дагестана Магомедсалама Магомедова, который работает с ним в Кремле по линии национальной политики, всюду там вхож и со всеми знаком.

Не случайно, что именно Магомедова упомянули сотрудники «Второй службы», сливая в СМИ информацию о результатах обыска в служебном кабинете Раипа Ашикова. Удивительно, но факт: было озвучено, что на рабочем столе опытного оперативника Ашикова беззаботно лежали результаты проведённого им тщательного расследования в отношении депутата Госдумы Ризвана Курбанова и экс-президента РД Магомедсалама Магомедова. В «найденных прямо на столе» бумагах перечислены убийства, теракты и прочие преступления, к которым «причастны» вышеупомянутые политики, и о которых якобы в курсе в руководстве СЭБа. Дескать, знают, но скрывают в своих меркантильных интересах.


Кусты для рояля с оркестром


«Слив» в адрес Магомедова может говорить о том, что у кураторов «Второй службы» в Москве уже есть своя альтернативная кандидатура, о которой пока ничего неизвестно. Этакий рояль в кустах. С учётом того, как закончилась в 2012 году политическая многоходовка по отстранению Магомедсалама Магомедова от власти, высвечивать своего кандидата влиятельные и прозорливые силовики в этот раз не будут до самого последнего момента. Очевидно только, что это не Ризван Курбанов, которого для правдоподобности обозначили в «бумагах Ашикова» вместе с Магомедовым.




Под ударом оказался и наиболее очевидный кандидат от Кириенко, которым считается премьер-министр республики Артём Здунов. Однако премьеру не дают расслабиться из самого Кремля. Основной удар по нему неспешно наносят телеграм-каналы, которые некоторые наблюдатели связывают с именем первого заместителя руководителя Администрации Президента Алексея Громова. Именно Громова называют главным аппаратным соперником Кириенко, но кого поддержит он сам, пока непонятно. В наездах на Здунова неизменно упоминается некий «коррупционный кейс», однако его реализацию в виде арестов и громких расследований мы вряд ли увидим. Подобные размытые намёки больше говорят о попытке дискредитировать фигуру и снизить политический вес Здунова в глазах дагестанских «элит», чтобы переориентировать их на поддержку другого очевидного для них кандидата.




Единственным очевидным кандидатом, помимо Здунова, в Дагестане является руководитель Администрации Главы и Правительства РД Владимир Иванов, которого Васильев привёл с собой из Госдумы. С учётом знакомств самого Васильева, заручиться поддержкой определённых сил в Москве Иванов вполне мог. В том числе, выйдя и на Алексея Громова через Владимира Васильева, который много лет работал в Госдуме с ветераном СВР Нарышкиным. А Громов, как известно, долгие годы работал по линии МИДа за рубежом, почти наверняка контактируя с разведчиками.

Поддержать кандидатуру Иванова может и глава Чечни Рамзан Кадыров, которого не устраивает появление в Дагестане противовеса в лице президента Татарстана Рустама Минниханова. О возможном сближении Иванова с представителями Грозного может говорить его участие в продвижении проекта строительства агропарка в Новолакском районе республики. Несмотря на то, что инвестором официально заявлен бизнесмен Ризван Исаев, подлинные бенефициары от его реализации могут располагаться в Грозном. А в таком раскладе Иванов может оказаться тем самым роялем, который прячут в кустах до поры до времени борцы с терроризмом.








Популярные публикации

Комментарии (0)

Добавить комментарий

Выходит с августа 2002 года. Периодичность - 6 раз в год.
Выходит с августа 2002 года.

Периодичность - 6 раз в год.

Учредитель:

Министерство печати и информации Республики Дагестан
367032, Республика Дагестан, г.Махачкала, пр.Насрутдинова, 1а

Адрес редакции:

367000, г. Махачкала, ул. Буйнакского, 4, 2-этаж.
Телефон: +7 (8722) 51-03-60
Главный редактор М.И. Алиев
Сообщество