» » Минздрав. Самолечение

Минздрав. Самолечение

    Структуры здравоохранения всегда вызывали много вопросов. Нам трудно чем-либо похвастать: дагестанцы тяжёлые болезни, при малейшей финансовой возможности, предпочитают лечить подальше от родины. Те, у кого нет денег на Германию, Израиль и московские клиники, уезжают хотя бы в Астрахань и Кисловодск. Лично меня поразило, когда мои родственники, врачи махачкалинских и хасавюртовских больниц, отправились поправлять здоровье в Ростов. А уж они-то прекрасно знают состояние дел в республиканском здравоохранении. 
Да, глава Дагестана принял кардинальное кадровое решение — бывший министр здравоохранения Танка Ибрагимов и руководитель ТФОМСа Магомед Сулейманов под стражей по обвинению в коррупции. Новым министром здравоохранения меньше года назад назначен Джамалудин Гаджиибрагимов — опытный врач, начальник медсанчасти УФСБ.
    Естественно, мы в редакции давно хотели встретиться и задать вопросы, которые волнуют жителей республики, да и нас самих тоже. Из-за недостатка времени у министра живого интервью не получилось: ответы редакция получила в письменном виде. Впрочем, состояние и перспективы рес­публиканского здравоохранения обрисованы достаточно конкретно и развёрнуто.


— Джамалудин Алиевич, вы меньше года назад стали министром здравоохранения. Как у коренного дагестанца и врача, почти всю свою жизнь проработавшего в Махачкале, у вас, наверняка, было своё мнение по поводу дагестанской медицины. Как сами   оценивали её уровень?


Минздрав. Самолечение

 — Не секрет, что ряд проблем не решался годами. Сразу обратили на себя внимание   организационные промахи, дефицит зданий и помещений, проблема недостаточной оснащённости современным оборудованием медицинских учреждений. Более 20 объектов здравоохранения находились в разряде долгостроев.  
Только в прошлом году, благодаря поддержке руководства республики, дело сдвинулось с мёртвой точки. После обращения Главы Дагестана Владимира Васильева федеральный центр выделил 350 млн рублей на завершение строительства стационара на 40 коек и  поликлиники на 200 посещений в смену при онкологическом диспансере. Стационар почти готов и в скором времени нач­нёт приём пациентов. Помимо укрепления диагностической базы Республиканского онкологического диспансера это позволит  значительно улучшить оказание специализированной помощи онкобольным.
Из-за отсутствия финансирования более 30 лет было заморожено строительство дополнительного корпуса при Детской рес­публиканской клинической больнице. И только в этом году работы будут возобновлены. Средства на эти цели в рамках республиканской инвестиционной программы изыскали в региональном бюджете. Также продолжится строительство противотуберкулёзного диспансера со стационаром на 320 коек в Махачкале. Дополнительно в эту программу предусматривается включить завершение строительства участковой больницы в с. Доргели Карабудахкентского района и возобновление строительства шести объектов здравоохранения с высокой степенью готовности, которые при надлежащем финансировании мы можем ввести в эксплуатацию в 2020 и 2021 годах.


 — Можете ли вы назвать основные достижения ведомства за последнее время? 


— Безусловно, интегрирующими показателями, которые позволяют оценить предпринятые нами меры, является увеличение продолжительности жизни. Это главная цель, которая стоит перед системой здравоохранения. В Дагестане она одна из самых высоких по стране, в 2018 году достигла почти 78 лет. Стабильно растут объёмы высокотехнологичной медицинской помощи. Стала постоянной и тенденция снижения младенческой и материнской смертности.  Развиваются информационные технологии.  Ещё несколько лет назад представить дистанционное обследование  —  и даже целые консилиумы  —  было невозможно. Однако уровень медицины должен повышаться везде  —  и в городах, и в отдалённых районах.  
Но очень многое ещё предстоит сделать. Планируется введение в работу новых типовых медицинских учреждений, новых диагностических технологий современного уровня, развитие качественной медицинской помощи на местах, в первичном звене здравоохранения, в задачу которого входит вовремя выявить патологию и не допустить тяжёлого исхода заболеваний. 
Обеспокоенность вызывает обеспечение лекарственными препаратами наших пациентов из льготной категории граждан. Благодаря поддержке руководства республики средства, выделяемые на требующиеся им медикаменты, в этом году также выросли, но пока составляют 52% от общей потребности. Работа в этом направлении также продолжается.


— Какие задачи перед вами поставил Глава Дагестана Владимир Васильев?


— Приоритет — сохранение здоровья населения, увеличение эффективного долголетия. Масштабная работа в рамках нацпроекта «Здравоохранение», начатая нами, помогает реализовать стратегические цели повышения продолжительности жизни, снижения показателей смертности населения, обеспечения доступности нашим людям медицинской помощи, в том числе самых сложных и высокотехнологичных её видов. Определённые результаты уже достигнуты, в Дагестане сейчас неуклонно увеличивается количество и спектр различных высокотехнологичных вмешательств, в повседневную практику внедряются принципы «бережливой» организации труда в медицинских учреждениях. 
Выделяются деньги из регионального бюджета на закупку медицинского оборудования, санитарного транспорта, в этом году за счёт средств республиканского бюджета мы приобретём 70 карет «скорой помощи» и 50 флюорографических установок. Более того, уже есть одобрение Главы Дагестана и Председателя правительства РД выделить более 300 млн рублей на закупку нового мед­оборудования. Также планируется направить порядка 200 млн рублей на капитальный ремонт лечебных учреждений. Могу с уверенностью сказать, что такого в регионе ещё не было. 


— Недавно вы озвучили планы объединения 37 медучреждений. Не повлияет ли это на доступность медицинской помощи, особенно в сельских районах?


— Цель реструктуризации — повышение качества медицинской помощи. Многие регионы страны, в том числе и столица России, уже прошли этот путь. Прежде всего реорганизация направлена на увеличение эффективности использования того технического, кадрового и финансового потенциала, который сейчас имеется в регионе. К примеру, далеко не все городские и районные больницы и поликлиники располагают современным оборудованием и квалифицированными специалистами узкого профиля. Объединение медучреждений позволит решить эти трудности: легче будет перераспределять кадровый и технический ресурсы, а жители республики смогут получать более качественную и доступную медицинскую помощь. 


— В Махачкале закрывается третья городская больница, построенная и оборудованная за счёт инвесторов. Её работу высоко оценили пациенты, которые там бесплатно лечились. Считаете ли вы правильным решение ФОМСа об отказе в финансировании этой больнице и собираетесь ли помочь сохранить это медучреждение?


 — Вопрос с третьей городской больницей уже решён. Мы рассмотрели всевозможные варианты и пришли к выводу, что нужно объединить две больницы, сделать третью городскую филиалом городской клинической больницы №1. Идею поддержал и муфтий республики Ахмад-хаджи Абдулаев. Для начала мы планируем развернуть на базе третьей больницы три новых отделения — терапевтического и неврологического профиля, а также паллиативной помощи. Они нужны — эти направления необходимо развивать, чтобы вывести нашу медицину на качественно иной уровень. 


— Что делается для искоренения коррупции в медучреждениях?


— Взяточничество, коррупция — это вопрос порядочности человека, и не зависит от того, в какой сфере он работает. В любой сфере деятельности имеются множество проблем и недостатков, в том числе проявление коррупционных правонарушений, и здравоохранение республики — не исключение.
Особо остро стоит вопрос «бытовой коррупции». Для решения этой проблемы Министерством организовано сотрудничество с правоохранительными органами, нами оказывается содействие при проведении ими проверок.
В октябре прошлого года мной утверждён план по противодействию коррупции в министерстве и подведомственных организациях на 2018–2020 годы, согласно которому будет осуществлён комплекс организационных, разъяснительных и иных мер по соблюдению работниками здравоохранения ограничений и запретов, а также по исполнению ими своих обязанностей. Запланировано внедрить: антикоррупционную политику, положение о конфликте интересов, стандарты и процедуры, направленные на обеспечение добросовестной работы и поведения работников.  Кроме того, министерством разработана типовая форма договора на предоставление платных медицинских услуг, в соответствии с которой внедрена система эквайринга — безналичного расчёта с использованием банковских карт через платёжный терминал. Она позволит обеспечить прозрачность при предоставлении платных медицинских услуг и ликвидировать коррупционные проявления.


— Многие тяжело заболевшие люди предпочитают выезжать для лечения в другие регионы. Когда дагестанская медицина поднимется на уровень хотя бы астраханской? Вы сами довольны состоянием высокотехнологичной медицины в Дагестане?


— Запретить лечиться в других регионах мы не можем. А вот побудить человека, чтобы появилось желание поправить здоровье у себя в республике, в дагестанских клиниках, у дагестанских врачей, конечно, можно. И мы сейчас работаем в этом направлении. В 2018 году в регионе высокотехнологичную медицинскую помощь (ВМП) получили порядка 5 тыс. человек. Это те пять тысяч пациентов, которые выбрали дагестанские клиники, а не федеральные центры. Сегодня лицензии на ВМП у нас имеют 14 государственных больниц. По количеству  сложных, высокотехнологичных вмешательств Дагестан занимает второе место среди республик СКФО. И это не предел, мы и дальше будем наращивать объёмы и внедрять ВМП не только в республиканских клиниках Махачкалы, но и в районных. 


— В последние годы в Дагестан стали часто приезжать врачи из других регионов и стран, которые принимают пациентов несколько дней за высокую плату. Полезны ли такие «десанты»?


— Повторюсь — это выбор самих пациентов.  В некоторых случаях такие десанты, безусловно, полезны в том плане, что позволяют нашим хирургам, не выезжая за пределы республики, набираться опыта у ведущих специалистов страны, осваивать более современные методы диагностики и лечения, совершенствовать уровень практических навыков и умений. Общение с более опытными коллегами — это не только интересно, но и всегда полезно и необходимо. 


— Дала ли ожидаемый результат программа «Земский доктор»? 


— Положительный эффект, безусловно, чувствуется. О результативности программы «Земский доктор» можно судить по цифрам. С 2012 года в сельские больницы Дагестана трудоустроились 1080 специалистов. Только в прошедшем году работать «на село» отправились более 200 медицинских работников. Реализация программы позволила укомплектовать необходимыми медицинскими кадрами амбулатории и поликлиники, снизить дефицит «узких» специалистов. А уже с этого года в регионе стартует ещё одна федеральная программа — «Земский фельдшер». Участниками двух программ в этом году могут стать 224 врача и 10 фельд­шеров. Размер единовременной выплаты для док­торов не изменится и составит 1 млн рублей. Размер «подъёмных» для фельдшеров будет меньше, чем для врачей, они получат 500 000 рублей. Главные условия для участников — быть дипломированными специалистами и отработать на полную ставку в течение пяти лет.

Популярные публикации

Комментарии (0)

Добавить комментарий

Выходит с августа 2002 года. Периодичность - 6 раз в год.
Выходит с августа 2002 года.

Периодичность - 6 раз в год.

Учредитель:

Министерство печати и информации Республики Дагестан
367032, Республика Дагестан, г.Махачкала, пр.Насрутдинова, 1а

Адрес редакции:

367000, г. Махачкала, ул. Буйнакского, 4, 2-этаж.
Телефон: +7 (8722) 51-03-60
Главный редактор М.И. Алиев
Сообщество