» » Я планов наших люблю…

Я планов наших люблю…





Заниматься экономическим прогнозированием в современном Дагестане попросту невозможно. Да и какие прогнозы можно делать в регионе, который за весь последний год так и не смог понять, что его ожидает в самой ближайшей перспективе. Справедливости ради следует отметить, что некоторое понимание всё-таки есть.


Кнут для налогов


Никто не сомневается в том, что продолжатся задержания и посадки проворовавшихся чиновников. Что попытки властей «обелить» самые налогоёмкие сектора экономики в самом ближайшем будущем обернутся тотальным наступлением на бизнес, отказывающийся заключить мировое соглашение с властью. И первыми под раздачу, очевидно, попадут владельцы заправок. Не потому, что здесь крутятся самые большие деньги, просто они оказались первыми в списке «теневиков», и поэтому им придётся отдуваться за всех остальных.

Судя по заявлениям Васильева, руководство республики ещё не скоро придёт к пониманию того, что репрессивными мерами экономику из «тени» не выдавить. Скорее всего, первые сомнения появятся у руководителя республики лишь после подведения итогов года, когда окажется, что масштабные бои с бизнесом принесли в налоговую копилку совсем немного дополнительных денег. Которых едва хватит на то, чтобы залатать свежую налоговую «дыру» в бюджете: концерн КЭМЗ — лидер промышленного производства Дагестана, в этом году снизил объёмы производства.

«Обелить» экономику отдельно взятого региона абсолютно нереально, поскольку именно «серый» сектор является фундаментом вертикали власти, возведённой в России. Без демонтажа этой самой вертикали, либерализации экономики, реформы судебной и правоохранительной систем и прочих мероприятий подобного рода бизнес по-прежнему будет платить чиновникам, а не казне. Год назад заместитель председателя правительства РФ Татьяна Голикова озвучила очень интересные данные, согласно которым более 14,4 млн россиян работают в «тени» и вообще не платят налогов. При этом, как с возмущением отметила Голикова, все они «являются потребителями социального обеспечения». Потери бюджета страны от этого, по её словам, оцениваются примерно в 5 трлн рублей в год.

На самом деле потери эти намного больше. В период, о котором говорила Голикова, по данным Госкомстата, численность официально работающих россиян составляла 71,8 млн человек или всего 65,2% от численности рабочей силы. Ещё 3,9 млн россиян (примерно 3,5%) считаются официальными безработными. Получается, что в «сером» секторе находятся 31,3% всех работающих. А это примерно 28 млн человек — вдвое больше цифры, озвученной Голиковой. К слову, за прошедший год ситуация эта изменилась в худшую сторону — в «тень» ушли 5 млн работающих пенсионеров, которым перестали индексировать пенсии.

Если бы хотя половину всех работающих в «сером» секторе удалось перевести в «белый», не понадобилось бы никакой пенсионной реформы. Но поскольку руководство страны прекрасно понимает, что без демонтажа нынешней политической системы сделать это нереально, отдуваться пришлось пенсионерам. Как нынешним, так и будущим.

Так что экономические спецоперации Васильева априори обречены на неудачу, и выполнение главной задачи — увеличение собственных поступлений в бюджет региона — зависит только от работы реального сектора экономики. О котором сегодня в республике практически не вспоминают. Разве что на стратегических сессиях.


Танцевать от печки


О стратегических сессиях, видимо, стоит рассказать немного подробнее. Хотя бы для того, чтобы понять логику действий нынешнего дагестанского правительства. По мнению заместителя спикера НС Камила Давдиева, сессии понадобились Артёму Здунову для того, чтобы понять, «из чего мы исходим и чем обладаем», а также являются частью работы по подготовке Стратегии развития республики до 2035 года.


Я планов наших люблю…

На наш взгляд, это утверждение Давдиева достаточно сомнительно. Нельзя телегу ставить впереди лошади, неправильно это. Чтобы двигаться вперёд, необходимо выбрать ориентиры и выработать некий предварительный план по приоритетным направлениям развития. Пусть это будет сырой план, требующий доработки и корректировок, — на начальном этапе это не особенно важно, главное, повторимся, определиться с приоритетами. И уже, исходя из них, проводить сессии, позволяющие понять, как максимально использовать возможности той или иной отрасли для того чтобы этот самый план реализовать с максимальной эффективностью.

К примеру, если в качестве основы процветания Дагестана будет выбран туризм (сразу оговоримся, что пример случайный, взятый нами лишь для того, чтобы показать, как должны разрабатываться планы развития той или иной отрасли. — Ред.), то в ходе стратегической сессии дорожников должны обсуждаться планы строительства и реконструкции дорог, ведущих к самым посещаемым объектам: Сулакскому каньону,

Хучнинским водопадам, Гамсутлю, Кубачам и т. д. На стратегической сессии аграриев стоит говорить о создании этнодеревень, в которых туристы могут ознакомиться с традиционным бытом горцев, попробовать и купить традиционные продукты. Минкульт совместно с минтуризма должны будут взять на себя организацию торговли изделиями народных промыслов. Энергетики озаботиться обеспечением бесперебойной подачи электроэнергии в места массового посещения туристов, работники ЖКХ — решить проблему загрязнения Каспия канализационными стоками. В общем, каждая отрасль должна работать на выполнение генеральной задачи, поставленной правительством.

Точно так же обстоит дело и с проведением конкурса управленцев «Мой Дагестан». Нельзя тратить время, деньги и силы на конкурсы ни о чём и в никуда. Управленцев надо выбирать под конкретные задачи и проекты. Если мы говорим о туризме, это должны быть профессионалы, способные придать импульс развитию именно этой отрасли. Если мы говорим о подъёме агропрома, то надо организовывать конкурс среди специалистов-аграриев. Если в республике вспомнят, наконец, о промышленности, выбирать придётся среди менеджеров, знающих тенденции современного промышленного производства в стране и способных генерировать предложения, позволяющие сделать промышленный сектор республики более конкурентоспособным.  В общем, танцевать надо от печки, а начинать с планов, которых пока никто нам, увы, не представил.


Затянувшееся ожидание


В этой связи вполне логично выглядит пауза с назначением нового кабинета министров. Честно говоря, мы до последнего тормозили выход этого номера журнала «Дагестан», надеясь на то, что Артём Здунов озвучит, наконец, состав нового правительства. При отсутствии реальной информации о планах руководства республики на ближайшую перспективу мы надеялись, что хотя бы информация о персоналиях нового кабинета позволит понять задачи, стоящие перед ним. К сожалению, назначения министров мы пока не дождались.

На самом деле образовавшаяся пауза с назначением говорит о многом. Уже к середине лета было понятно, что командировка Васильева в Дагестан затянется, и именно он в ближайшие годы будет руководить республикой. Ни у кого (кроме двух-трёх доморощенных экспертов) не вызывал сомнения тот факт, что премьер-министром Дагестана будет назначен Артём Здунов. Получается, у Васильева со Здуновым было больше трёх месяцев на то, чтобы определиться с кандидатурами будущих членов правительства. Но им почему-то этого времени не хватило.

На наш взгляд, причина всё в том же отсутствии планов развития региона. Если бы они были, можно было бы подбирать исполнителей под определённые задачи с учётом их производственного опыта и личных талантов. При отсутствии планов на первое место выходят исключительно политические мотивы. Когда учитываются не деловые качества, а такие парамет­ры, как национальность, влиятельность, личная преданность, наличие компромата, позволяющего держать нового министра на коротком поводке. На самом деле параметров подобного рода достаточно много, поэтому тасование колоды так сильно затянулось. Республика получила очередной сигнал о том, что кардинальных перемен ожидать не стоит, а экономическая составляющая не станет приоритетом работы нового правительства.


Печальные итоги




Журнал «Дагестан» не раз и не два говорил о том, что для того, чтобы слезть с дотационной иглы, республике надо развивать реальный сектор экономики, и в первую очередь промышленность. Занимая всего 6 процентов в структуре ВРП, наши заводы обеспечивают треть всех налоговых сборов республики. И совершенно очевидно, что для увеличения сборов, при невозможности строить новые заводы, нам надо по максимуму использовать потенциал наших промышленных предприятий. Увы, сегодня этим направлением в республике предметно никто не занимается. Здунов о заводах практически не упоминает, как будто их нет вообще. Вполне ожидаемо поэтому, что по итогам нынешнего года наша промышленность до прошлогодних показателей не дотянет. По итогам первого полугодия индекс промышленного производства впервые за долгие годы составил всего 96,1% по сравнению с 2017 годом.

«Просел» в этом году и дагестанский агропром. Темпы роста здесь составили всего 101,3%. Это самый низкий показатель за последние десять лет. Ушла в минус строительная отрасль, снизился оборот розничной торговли. Очевидно, что к концу года нас ждут весьма неприятные сюрпризы в виде снижения собственных доходов республики, что неминуемо потребует дополнительных вливаний из федерального бюджета.




В итоге вся работа, проводимая Васильевым по увеличению налоговых сборов, скорее всего, обернётся серьёзным провалом. Только потому, что работой реального сектора правительство Здунова практически не занималось, и планов развития экономики выработать не смогло.

Популярные публикации

Комментарии (0)

Добавить комментарий

Выходит с августа 2002 года. Периодичность - 6 раз в год.
Выходит с августа 2002 года.

Периодичность - 6 раз в год.

Учредитель:

Министерство печати и информации Республики Дагестан
367032, Республика Дагестан, г.Махачкала, пр.Насрутдинова, 1а

Адрес редакции:

367000, г. Махачкала, ул. Буйнакского, 4, 2-этаж.
Телефон: +7 (8722) 51-03-60
Главный редактор М.И. Алиев
Сообщество