» » Бесплановая Экономика

Бесплановая Экономика

Корреспондент журнала «Дагестан» недавно предпринял очередную попытку выяснить, в каком направлении будет развиваться экономика республики, и снова (увы, уже не в первый раз) убедился, что на сегодняшний день эта задача практически невыполнима. И дело не в т

ом, что информации для анализа катастрофически не хватает, хотя и это имеет место. И даже не в том, что зачастую информация эта по существу является лишь «протоколом о намерениях».


Куда идём, мы этого не знаем


Практически все дагестанские СМИ написали об экспертной сессии региональной проектной команды по разработке Стратегии социально-экономического развития Дагестана на период до 2035 года, которая прошла в Дагестанском государственном университете народного хозяйства в самом конце мая. Как сообщалось, «рабочие группы обсудили проекты в рамках восьми отраслей. Например, по линии ЖКХ ключевые проекты были определены в сфере водоснабжения и водоотведения, в части энергетики — строительство малых ГЭС, использование геотермальных источников теплоэнергии».

Но элементарная проверка этой скудной информации показывает, что реальной основы под ней нет. Нет у нас ни серьёзных проектов в области возобновляемой энергетики, ни организаций, готовых вложиться в строительство малых ГЭС. В пресс-службе Дагестанского филиала РусГидро корреспонденту журнала «Дагестан» в частности сообщили, что в инвестиционном портфеле компании проектов строительства малых ГЭС в Дагестане нет.

Но главное даже не это. Как правило, озвученные нашими чиновниками планы правительства по развитию экономики всякий раз представляются вырванными из контекста, поскольку отсутствует сколь-нибудь понятная система координат, в которой их планируют реализовывать.


Овцеводство наше всё


К примеру, в конце мая Владимир Васильев и министр сельского хозяйства РФ Дмитрий Патрушев обсудили основные направления развития АПК Республики Дагестан. Как сообщила пресс-служба администрации главы и правительства РД, в ходе встречи «были обсуждены три основных направления развития агропромышленного комплекса Дагестана — рисоводство и мелиорация, овцеводство и экспорт баранины, а также селекция и семеноводство, предполагающее открытие на территории республики филиала ФГБНУ «Федеральный научный центр овощеводства». Стороны также обсудили вопросы регулирования режима управления затворами Каргалинского гидроузла с учётом потребностей рисоводов республики и бесперебойного обеспечения их водой, особенно в период посевной кампании. А также поддержки создания откормочных площадок по производству баранины в рамках реализации федерального проекта «Экспорт продукции АПК» и укрепления кормовой базы, в том числе за счёт улучшения состояния кизлярских пастбищ».

Вскоре после встречи заместитель председателя правительства — министр сельского хозяйства и продовольствия РД Абдулмуслим Абдулмуслимов сообщил, что эти отрасли получат федеральную господдержку. Вроде всё замечательно и очень позитивно, но при внимательном прочтении этой новости, которую, кстати, продублировали практически все дагестанские СМИ, возникает множество не очень приятных вопросов.

В любом государстве решение о выделении денег принимается лишь после того, как будет тщательно изучена ситуация в отрасли, нуждающейся в финансировании. Рассматривается детальная программа развития, в которой чётко прописано каждое направление и определён объём средств, необходимых для предполагаемого рывка. К программе обычно прикладываются документы, обосновывающие целесообразность финансирования. Речь идёт или о сроках окупаемости вложений или об иных преференциях, которые государство получит в результате финансирования предполагаемых работ.

Между тем ничего этого на встрече представлено не было. Васильев просто обрисовал возможные перспективы трёх отраслей дагестанского АПК, а министр просто пообещал выделить денежку. То есть в очередной раз сработал административный ресурс Васильева, а экономика при этом осталась за скобками.

И теперь наш Минсельхоз в срочном порядке будет готовить обоснования для принятых договоренностей — по поручению Патрушева Министерство сельского хозяйства и продовольствия Республики Дагестан должно спешно разработать проекты программ развития овцеводства и увеличения экспорта баранины, а также развития рисоводства и мелиорации. Типично российский подход, при котором телега впереди лошади воспринимается как логичная часть нашего абсурдного пейзажа.


Земельный тормоз


Самое смешное, что реальной программы развития того же овцеводства мы, скорее всего, не увидим. Хотя бы потому, что кардинально изменить ситуацию в отрасли невозможно без проблемных земель отгонного животноводства. Очевидно, что дагестанский закон, определяющий особый статус этих земель, во-первых, противоречит федеральному законодательству, во-вторых, давно уже превратился в тормоз для дальнейшего развития овцеводства в Дагестане. С завидной регулярностью жители Ногайского района говорят о том, что именно закон о статусе земель отгонного животноводства является главной причиной тотальной перегрузки зимних пастбищ и способствует дальнейшему опустыниванию ногайской степи. По этому поводу депутаты Ногайского района написали Владимиру Васильеву письмо, в котором, в частности говорилось, что «отмена закона не повлияет на правовое положение и производственную деятельность арендаторов на межселенных землях, так как они защищены нормами гражданского законодательства и иными федеральными законами. Однако из бюджета Республики Дагестан будут исключены большие затраты на содержание громоздкого аппарата управления отгонными пастбищами и затраты на реализацию положений этого закона. В то же время в местных бюджетах значительно увеличится доля собственных доходов, что позволит, в частности, создать условия для развития института муниципального земельного контроля над использованием пастбищ».




Увы, в обозримом будущем закон о статусе земель отгонного животноводства никто в Дагестане отменять или пересматривать не будет. Об этом категорично заявил глава республики, который всячески дистанцируется от решения земельных вопросов, опасаясь массовых протестов. А значит, любая программа по развитию овцеводства в республике будет однобокой и проблем отрасли не решит. Да, откормочные площадки — дело очень перспективное, но без серьёзного рывка в кормопроизводстве их строительство на производстве баранины отразится не очень заметно. И за увеличение экспорта мы по-прежнему будем платить из собственного кармана, поскольку в ближайшей перспективе даже небольшая дополнительная нагрузка на внутренний рынок неизбежно будет оборачиваться повышением цен для жителей республики.

Получается что в принципе тему интенсивного овцеводства в республике необходимо рассматривать в комплексе с проблемами других отраслей, параллельно убирая правовые барьеры, мешающие развитию. То есть необходима тщательно проработанная программа комплексного развития АПК, которой сегодня у республики нет.


Забытый виноград и люцерна на обочине


Надо сказать, что даже при наличии такой программы (особенно при условии, что её разработкой будут заниматься экономисты, а не чиновники) может оказаться, что овцеводство в число приоритетных направлений попросту не попадёт. Дело в том, что для того чтобы действительно поднять отрасль на принципиально новый уровень, необходимо слишком много денег (только восстановление пастбищ в Северной зоне потребует десятки миллиардов рублей). Если же хотя бы десятую часть этих денег вложить в строительство современных виноградохранилищ, республика получит в разы больше дополнительной прибыли, чем за экспортируемое мясо. И при этом создаст тысячи, а то и десятки тысяч дополнительных рабочих мест.

Дело в том, что рынок столового винограда в России огромен. Только в 2017 году страна закупила около миллиона тонн столового винограда по цене $1,15–1,5 за килограмм. И это ещё без учёта стран Таможенного союза, в который входят бывшие среднеазиатские республики. Совокупный виноградный импорт в России оценивается сегодня примерно в $8 млрд (лишь вдвое меньше экспорта российской оборонки).


Бесплановая Экономика

При этом к деньгам Минсельхоза, при наличии проработанной программы, можно было бы приплюсовать и средства других министерств. К примеру, Минтруд ежегодно получает из федерального центра десятки миллионов рублей на реализацию программы по созданию новых рабочих мест. Ничего не мешает направить эти деньги на подготовку специалистов-виноградарей, механизаторов и т.д. И таких «внутренних резервов» в республике можно отыскать немало.

Между тем виноград в список приоритетных продуктов не попал. Потому только, что у него нет «экспортного будущего» в отличие от той же баранины и риса, а значит, в логику развития российского АПК, ориентированного на наращивание экспорта, он не вписывается. Так что тут всё понятно.

Но тогда непонятно, почему в список культур-приоритетов не попала та же люцерна с её экспортным потенциалом в миллион тонн. Для Дагестана эта культура аборигенная, опыт её выращивания в республике имеется, свободные площади для посадок при желании отыскать вполне можно. При этом прямых вкладов в реализацию люцерновой программы потребуется совсем немного, а с точки зрения окупаемости это направление вообще считается самым перспективным.


Дело случая


Получается, что попадание той или иной отрасли в первую тройку — это не результат серьёзных экономических изысканий, а дело случая. К примеру, приехал в этом году в республику директор Федерального государственного бюджетного научного учреждения «Федеральный научный центр овощеводства» Алексей Солдатенко, рассказал Васильеву о перспективах отрасли, и спустя короткое время семеноводство было включено в список приоритетных программ. Направление действительно перспективное и для республики подходит. И рынок имеется внушительный, на уровне 7–8 млрд. рублей. Масштабы, конечно, поскромнее, чем у того же винограда или люцерны, но тоже достаточно значительные.

Напрягает лишь случайность выбора приоритетов, когда направление движения экономики региона определяется не в результате серьёзных экономических изысканий, а волевым решением главы.


Главный инвестор — федеральный бюджет


Мы не случайно такое большое внимание уделяем рассказу о направлениях, которые в республике планируется развивать за счёт средств федерального бюджета. Дело в том, что на сегодняшний день именно федеральный бюджет стал главным инвестором нашей экономики, — других даже на горизонте не наблюдается. Чиновники наши в ожидании посадок в бизнес вкладываться перестали, инвесторы из других регионов в Дагестан не спешат. И в итоге любое развитие региона напрямую зависит от Москвы. При этом, как отмечает в своей статье в еженедельнике «Новое дело» видный дагестанский экономист профессор Юрий Сагидов, инвестиционные ресурсы развития как Республики Дагестан, так и федерального центра крайне ограничены. Стратегически обусловленные цели развития Крыма, Дальнего Востока, освоения Арктики и пр. не оставляют места для остальных регионов. И именно ввиду ограниченности средств готовящаяся Стратегия социально-экономического развития Республики Дагестан до 2035 года, по мнению Сагидова, на самом деле таковой являться не будет по определению. Вместо этого мы получим «стратегию обеспечения социальной стабильности» без надежд на экономическое развитие. Скорее всего, именно поэтому не представляется возможным определить, в каком направлении будет развиваться экономика Дагестана.

Между тем, подчёркивает Сагидов, долговременная социальная стабильность не мыслится без её основы — активного экономического развития. Увы, в настоящее время активности у нас явно не хватает. Как не хватает и прорывных идей, которые, как известно, могут сработать и в эпоху кризиса.


Наш главный дефицит


Получается, что на сегодня главным дефицитом в республике является дефицит грамотных управленцев, способных генерировать новые подходы в экономике. Команда Здунова, очевидно, практически оставила за бортом проблемы нашей промышленности, сделав ставку на некоторые отрасли АПК, о чём мы рассказывали вначале.

Но развитие АПК и того же туризма, как правило, невозможно без наличия в регионе группы устойчиво работающих промышленных предприятий. Именно они, по мнению Сагидова, будут способствовать распространению «облака технической культуры» на все сферы хозяйственной деятельности и быта людей на территории республики. Без технической культуры останется в состоянии стагнации и даже упадка та же аграрная сфера и в целом экономика. Кроме того, именно заводы и фабрики могут помочь в решении проблем обеспечения трудовой занятости населения, росту ВРП и наполнению бюджета средствами, сокращающими долю дотаций.




Но чтобы всё это заработало, заводами надо заниматься предметно, а не от случая к случаю. Точно такой подход, исключающий элементы случайности и опирающийся на тщательно проработанные и просчитанные программы, необходим и в АПК. А иначе мы по-прежнему будем топтаться на месте без надежд на лучшее будущее.




















Популярные публикации

Комментарии (0)

Добавить комментарий

Выходит с августа 2002 года. Периодичность - 6 раз в год.
Выходит с августа 2002 года.

Периодичность - 6 раз в год.

Учредитель:

Министерство печати и информации Республики Дагестан
367032, Республика Дагестан, г.Махачкала, пр.Насрутдинова, 1а

Адрес редакции:

367000, г. Махачкала, ул. Буйнакского, 4, 2-этаж.
Телефон: +7 (8722) 51-03-60
Главный редактор М.И. Алиев
Сообщество