Журнал «Дагестан» » Культура » Хадулаев и чагана (от первого лица)

Хадулаев и чагана (от первого лица)


Мне позвонили ночью и попросили срочно прийти с чаганой играть мелодии Ахмеда Цурмилова для Муи Гасановой. Они до моего прихода долго мучились с разными инструментами и не могли подстроиться к голосу Муи. Как я пришёл и начал играть, музыка пошла, и Муи запела. Расул Гамзатов резко встал и закричал:

— Вот она, настоящая песня, вот что мы искали! Готовься, Мутай, ехать в Москву!

В Москве готовили творческий вечер Расула Гамзатова. Была середина шестидесятых годов. Мне из министерства культуры чиновник говорит:

— У тебя должен быть чёрный костюм, чёрные носки и туфли, чёрный галстук и белая рубашка. Выступаешь в Колонном зале Дома Союзов.

— Да, конечно, не пойду же я туда без костюма, — говорю я, а сам думаю, где взять, чёрт побери, этот костюм.

Этот человек и представить себе не может, что у меня нет этого костюма. Было у меня 160 рублей денег. Купил костюм и на остальные деньги поехал в Москву.

Заселили в общежитие какого-то музыкального училища. Денег ни копейки не осталось. В ту ночь лёг голодный, следующий день тоже провёл без еды, в животе уже урчит — одна вода там. На третий день я, нарядный, в новом костюме и голодный — в Колонном зале. Пришла Муи, идёт вечер. Объявили нас. Выхожу, а перед нами громадный зал и тысячи людей. В первом ряду сидят Расул Гамзатов, Абдурахман Даниялов и важные московские гости.

Сел, взял свою чагану, Муи начала бить негромко в свой бубен и ждёт мою мелодию. А я забыл — хоть убей, не могу вспомнить мелодию Цурмилова, которую должен был исполнить. Ещё бы, если трое суток не есть, и на тебя обращён взор нескольких тысяч сытых людей, какая к чёрту мелодия?! В зале гул, Муи в неловком положении, смотрю в зал, там Даниялов вытаскивает из кармана брюк руку и кулак показывает оттуда.




Прошли мучительные полминуты, и в это время Муи, нарушая их сценарий, чисто по-аварски, как на свадьбе в горах, наклонилась к моему уху и напела мелодию. Я тут же вспомнил. Какое же это было счастье, музыка заиграла! Зал был в экстазе от песни Муи.

«Теперь, — думаю, — готов ещё три дня не есть, коли спасся от такого позора». Посмотрел на Даниялова — он довольный и показывает большой палец, что всё прекрасно. Мы с Муи закончили выступление под аплодисменты.

Закончился концерт, так никто и не предложил поесть. А к вечеру нам говорят, что Расул и Даниялов в гостинице, и ждут нас там. Пошли. Большой роскошный номер, стол в буквальном смысле ломится от еды и выпивки. Высокий красивый мужик ведёт стол. У меня глаза на хлебе, но мы сидим в стороне от компании.

Решили сделать музыкальную паузу и нас присоединить к столу. Тамада наливает полный фужер коньяка, подзывает к столу и протягивает мне. А у меня пустой желудок, который три дня еды не получал.

— Вы что, уважаемый, я же непьющий, — говорю я в надежде, что предложат поесть.

Абдурахман Данилов толкает коленом и делает знак, мол, пей. Вдруг остановился и спрашивает:

— Ты что, Мутай, его не узнал, что ли?

— Нет, — говорю.

— Это же Твардовский.

— Твардовский??? Автор «Василия Тёркина»? Так я же сам играл в школьном кружке Тёркина! — говорю, растерявшись.

Они посмеялись, тамада вернул коньяк и говорит:

— Теперь вам не уйти, тем более если Тёркина играли, пейте, — говорит Твардовский.

Я взял и осушил весь фужер. Твардовский со стола протянул куриную ножку, которую я сгрыз чуть ли не вместе с костью...

Потом, когда Муи рассказала о моём состоянии, Расул стал меня ругать: почему, мол, не подошёл, что ты за горец... Воспитаны ведь были по-другому. Да и сами Гамзатов и Даниялов были настоящие интеллигенты и достойные уважения люди. Бывали случаи, что концерт заканчивался, опускался занавес, и мы, лишь уходя, узнавали, что на концерте присутствовал первый секретарь обкома партии Абдурахман Даниялов. Вот такая скромность, не то что последующие поколения, — закончил рассказ Мутай.

Виртуоз. Безграничный талант, Умный, отзывчивый, обаятельный и достойный уважения мужчина. Он с аварской чаганой объездил весь мир. Ему аплодировали и в Риме, и в Париже, и во многих городах бывшего СССР. От него веет добропорядочностью.

Популярные публикации

Комментарии (0)

Добавить комментарий

Выходит с августа 2002 года. Периодичность - 6 раз в год.
Выходит с августа 2002 года.

Периодичность - 6 раз в год.

Учредитель:

Министерство печати и информации Республики Дагестан
367032, Республика Дагестан, г.Махачкала, пр.Насрутдинова, 1а

Адрес редакции:

367000, г. Махачкала, ул. Буйнакского, 4, 2-этаж.
Телефон: +7 (8722) 51-03-60
Главный редактор М.И. Алиев
Сообщество