Кочевники



Муравьи появились в домах махачкалинцев в конце весны. Это были крохотные, почти прозрачные создания, похожие на тоненькие чёрные проводки. Горожане со всех концов столицы рассказывали друг другу о внезапном появлении насекомых в своих жилищах. Уже к середине лета стало понятно, что избавиться от них невозможно.

Появившись незаметно, муравьи сначала не доставляли жителям хлопот. Шутили, что их занесло ветром, дувшим с противоположного берега Каспийского моря. Кто-то из горожан будто бы видел, как в определённые часы муравьи выстраиваются в буквы арабского алфавита и составляют какое-то послание. Были и те, кто говорил, что насекомые пришли из исчезнувшего города, существовавшего когда-то на территории Дагестана. В нём, на окраинах, время текло медленнее, чем в центре, а жители, бродя в полдень по тротуарам, видели сны наяву. Другие же утверждали, что, наоборот, у муравьёв на самом деле никогда не было своего места обитания. Что они как знамение приходят всякий раз, когда маленький город навсегда превращается в крупный мегаполис, — а затем, построив маршрут, перемещаются в другое место на планете.

Как бы там ни было, никто не знал, как от них избавиться.

Со временем муравьи стали обнаруживать себя везде, в самых неожиданных местах. Сначала это были кухни горожан, источавшие разные ароматы. Чуть только заходило солнце, как они с азартом набрасывались на сахарницы, забытые на столе конфеты, на сладкие дорожки, оставшиеся от чая. Потом махачкалинцы стали обнаруживать их в шкафах, облепившими мешки с мукой и пакеты с рисом. Насекомые собирались у мусорных корзин и тонкой струйкой стремились на запах.

От муравьёв нельзя было скрыться нигде. Они с одинаковой последовательностью брали в плен частные дома и квартиры в многоэтажках, старые здания и новостройки. Шли по обоям и карнизам, вылезали из-под плинтусов и поднимались по ножкам столов. Пробегали между строк на экране ноутбука и изучали корешки книг. Их ловили повсюду — в постели и в ванной, в кладовках и на антресолях.

Долгое время с ними никто не боролся — люди просто выжидали, будто тибетцы, оккупированные китайцами. Потом стали применять разные отравляющие средства — в ход шёл дихлофос и разные мелки, порошки и отравленная еда. Служба дезинфекции не справлялась с поступавшими заявками. На время эти меры останавливали муравьев. Щели, обработанные отравой, переставали пользоваться популярностью, но насекомые находили новые места для ночных тусовок. Каждый вечер муравьи появлялись вновь и не исчезали до прихода утра. Неслышные и практически невидимые, они не причиняли больших неприятностей. Но делить с ними жилище и пищу было невозможно, — горожане перестали чувствовать себя хозяевами, словно оказались под неведомым игом.

Прошло лето, и начались первые холодные дни осени. Муравьи всё не уходили. К тому времени жители Махачкалы уже перепробовали все известные науке способы.


Однажды бывший смотритель маяка с улицы Краснофлотской, увидел странный сон. Снилось ему, что он плывёт на парусной триере то ли под финикийскими, то ли римскими флагами, а маяк подаёт кораблю необычный сигнал. Проснувшись, он записал последовательность вспышек света на бумаге, и получились координаты. На географической карте Дагестана, висевшей на стене, он нашёл это место и обозначил точкой.

На следующий день тонкой чёрной ниткой муравьи стали спускаться по стене в доме смотрителя. С узорчатых обоев они попадали прямо на географическую карту. Один за другим муравьи заползали на синеву Каспийского моря и устремлялись к суше. Они шли с разных краёв — с севера и востока. Первые достигали острова Чечень и, словно почуяв почву, круто меняли курс и устремлялись к отмеченной точке.

Пришедшие с моря, держали путь вдоль побережья, почти не сворачивая, — через улицы Махачкалы и Каспийска, сквозь едва отмеченные на карте строения Семендера, проходя пригородные посёлки Турали и Новый Хушет. Те, что держали путь с запада, миновали Южно-Сухокумск и Кочубей, оставили позади синюю полоску Терека.

Другие шли по дорогам вдоль несущихся вниз вод Аварского Койсу и Сулака, мимо цветущих садов Гергебиля и лесов Гуниба. То сливаясь с городами и сёлами, то, вновь обнаруженные, они ползли по Гимринскому хребту, устремляясь к пункту назначения.

Муравьи огибали одни скалы и задерживались на других. Кружили как заворожённые вокруг Куруша, замирали над Шалбуздагом и спускались по зелёным долинам Докузпары. Мгновения, пока они шли по карте, превращались в сутки и месяцы пути — долгие переходы под жарким солнцем сменялись ночными привалами под звёздным небом. Затем, будто проснувшись, путники собирались в цепочку и длинной вереницей устремлялись на юг.   

Там, в районе Дербента они все и исчезли, провалившись в невидимую дыру, — в населённый пункт, не существующий на карте. Было ли там когда-то продолжение крепостной стены или иудейский храм, магал, в котором легко скрыться от преследователей, или тайные ворота, ведущие из города, — неизвестно. Они прибывали и прибывали туда со всех концов столицы, словно бесконечный караван, пока последний муравей не исчез на карте.

Популярные публикации

Комментарии (0)

Добавить комментарий

Выходит с августа 2002 года. Периодичность - 6 раз в год.
Выходит с августа 2002 года.

Периодичность - 6 раз в год.

Учредитель:

Министерство печати и информации Республики Дагестан
367032, Республика Дагестан, г.Махачкала, пр.Насрутдинова, 1а

Адрес редакции:

367000, г. Махачкала, ул. Буйнакского, 4, 2-этаж.
Телефон: +7 (8722) 51-03-60
Главный редактор М.И. Алиев
Сообщество