» » С могилы моих предков приятный запах...

С могилы моих предков приятный запах...



— Разное говорят... О человеке, который жил с медведями в лесу, рассказывали мне в детстве, мол, это произошло с одним разбойником из Цора. Слышал позже, что это произошло с братом Алимасул Тинав из Чорода. Его звали МухІама, ГІалимасул МухІама, так говорят чородинцы. Я это не могу ни подтвердить, ни опровергнуть. Мне непонятна в этой истории одна деталь. По какой причине ГІалимасул МухІама жил в пещере в Цоре и от кого он прятался? Если — как мюрид Шамиля, который воевал против русских, то их, как мне известно, после пленения имама не преследовали и всех амнистировали. Если — как кровник, который натворил что-то, то об этой стороне мне ничего неизвестно, — говорит отец, разглядывая с веранды нашего дома дальние горы Джурмута.

Почувствовав мою заинтересованность, он прерывает рассказ:

— Ты, если намерен что-то писать об этом, подумай хорошо. В прошлый раз ты про Тинав написал, и они все ворчат, что из их газиява (борец за веру) ты сделал бандита. Они не понимают эти вещи. Для них надо прямо так и писать: был газияв — иных форм повествования они не примут; для них только два цвета — чёрный и белый, оттенки не увидят, не образованны, книг не читали. Хотя, от кого они его защищают, мне непонятно. Алимасул Тинав и Алимасул Мухама моей матери дедушки братья, — добавил отец. — Всё же лучше оставь ты этих людей, не давай им пищу для сплетен...

Я понял, что что-то интересное упустил и вряд ли верну отца к этой теме. На следующий вечер из Чорода приехала тётя, главный рассказчик «Тайной тетради», приехала она навестить мою маму — та болела.

Местный фельдшер сделал маме успокаивающий укол, и она заснула. Свет пропал, за окном шёл проливной дождь, керосиновая лампа освещала наш ужин и собравшихся за столом. Отец пошёл к себе, и я получил возможность поговорить с тётей.

— Алимасул Мухама тоже был газияв. Мой покойный дед Абдурахим из Чорода был, оказывается, на его могиле в Цоре. От могилы шёл очень приятный запах, аромат свежих яблок. Говорят, так бывает, тела газиев не разлагаются в могилах. И хоронят их в чём умерли, без савана.

Я чувствовал, что беседа идёт не в том направлении, и навёл тётю на тему:

— Он в лесу от кого прятался?

Тётя оживилась. Поправила гормендо, прикрывавшее волосы, отодвинула стакан с чаем и начала:

«Покойный дедушка рассказывал. Алимасул Мухама несколько зим, оказывается, жил в лесу.  Выбрал место на возвышенности, откуда видны все дороги, которые шли в его сторону. У высокой отвесной скалы нашёл пещеру, там и устроился; а чуть ниже, за густыми зарослями в такой же пещере была берлога старого медведя. А перед скалой рос каштан, и на его ветвях свил себе гнездо гриф. Так и жили на этом крохотном клочке земли трое: человек, зверь и птица. Друг другу не мешали.

Мухама наизусть знал повадки своих соседей, время выхода за добычей, время возвращения, сам старался жить в гармонии с природой, раз судьба уготовила ему такую участь. Если ел Мухама мясо, то кости бросал вниз; медведь выходил, обнюхивал их, подбирал и уносил к себе. Но сильно не любил огонь, когда Мухама разводил костёр, зверь, учуяв дым, шумно, ломая ветки, выбирался из берлоги и уходил в лес. Гриф же с любопытством наблюдал с высоты за странным новым соседом. Вот так шли дни, наступали ночи, все втроем ждали наступления весны.


С могилы моих предков приятный запах...

Однажды вечером, когда Мухама вернулся в свою пещеру, он не увидел в гнезде грифа. Прошло несколько часов, в лесу стемнело, а грифа всё не было. Мухаму это сильно обеспокоило — был нарушен привычный порядок вещей. Будто не вернулся к ночи кто-то очень близкий, чуть ли не член семьи. Так и заснул Мухама, а в полночь шум разбудил его. Будто кто-то летел, но неровно, тяжело, задевая крыльями за верхушки деревьев, а потом тяжело упал вниз, путаясь в ветвях и ломая их. В темноте невозможно было ничего разобрать, и Мухама в нетерпении ждал, когда станет светать. Когда рассвело, увидел Мухама пустое гнездо на великанском каштане. А у корней дерева нашёл грифа, пронзённого стрелой с клеймом мастера, который её выковал. Вытащив стрелу, он поднялся в свою пещеру, поглядел ещё раз на гнездо, что опустело навек. Его охватила глубокая печаль, и он запел. «Вот так в один день упаду и я, — пел Мухама, — и неизвестно, что уготовила мне судьба, за каким поворотом меня ждёт смерть, из чьего лука будет выпущена стрела, что пронзит моё сердце?».

Стрелу, что убила грифа, он решил сохранить в память о долгих серых днях, в память о силе и мощи, о размахе могучих крыльев, о полёте, который был прерван в один миг, и в память о себе, вынужденном скрываться от людей и жить среди диких скал, как зверь.

Прошло несколько десятков лет. Алимасул Мухама вернулся к людям, вернулся в Джурмут и зажил размеренной, спокойной жизнью. Изредка спускался в Цор, с большой осторожностью спускался, ибо там ходили люди, которые были с ним в кровной вражде. Однажды в местности Лъимсверуа (Водораздел) на границе с Цором он был в гостях у чабанов, они зарезали ягнёнка и ждали, пока мясо сварится. Среди чабанов был один незнакомый человек, он всё время смотрел на оружие Алимасул Мухама. Через некоторое время гость обратился к Мухама:

— Ты не дашь мне посмотреть стрелу, которая за твоим ремнем?

Алимасул Мухама с осторожностью вытащил стрелу, передал её гостю и замер, держа руку на сабле. Гость посмотрел на клеймо, медленно поднял глаза на Мухама и спросил:

— Откуда это?

— Вытащил из груди подстреленного грифа...

— Где?

— В лесу, между Белоканом и Джурмутом...

Гость ухмыльнулся и сказал:

— Это моя стрела, вот мой мугьру (клеймо), — вытащил и показал точно такую же стрелу с клеймом. — Я эту стрелу пустил лет 30 назад в грифа, который сидел на мёртвой кобыле в местности дальше Диди Ширака в Гуржистане. Оттуда до границы Белоканов и Джурмута более 400 километров. Когда гриф улетел, я думал, что метров через 100 он упадёт. Не упал, ушёл в облака и исчез из виду. Вот как она попала к тебе, оказывается, — сказал гость и вернул стрелу Мухаме...»

Тут тетя перешла к рассказу о том, как мужественно Алимасул Тинав дрался с кяфирами и погиб как герой. А меня все не отпускали картины цорского леса, одинокого апарага, грифа, медведя и окружающих их гор. Газават, войны, походы и всадники исчезли куда-то, когда рассказали о большом желании выжить птицы, зверя и человека.



Популярные публикации

Комментарии (0)

Добавить комментарий

Выходит с августа 2002 года. Периодичность - 6 раз в год.
Выходит с августа 2002 года.

Периодичность - 6 раз в год.

Учредитель:

Министерство печати и информации Республики Дагестан
367032, Республика Дагестан, г.Махачкала, пр.Насрутдинова, 1а

Адрес редакции:

367000, г. Махачкала, ул. Буйнакского, 4, 2-этаж.
Телефон: +7 (8722) 51-03-60
Главный редактор М.И. Алиев
Сообщество