» » Слова правильные. Симптомы пугают

Слова правильные. Симптомы пугают


Словесные перепалки между бойцами UFC в соцсетях стали уже настолько привычны, что получили уничижительное определение «трештокинг». Однако, как оказалось, «мусорные тёрки» — удел не только спортсменов. 


Слова правильные. Симптомы пугают


Около двух недель вся Россия наблюдала в Инстаграме за словесным обменом с участием чемпиона UFC в лёгком весе Хабиба Нурмагомедова и рэп-исполнителя Тимати. Темой баттла стала отмена концертов рэперов Егора Крида и Дони в Махачкале. Поставить точку в нарастающем скандале безуспешно пыталось дагестанское МВД, гарантировавшее исполнителям безопасность и даже объявившее в розыск уроженца Табасаранского района, рассылавшего сообщения с угрозами на телефоны организаторов.




Подчеркну, что «клавиатурная баталия» так и осталась бы в спортивно-музыкальном поле, если бы в неё не вмешался глава Чеченской Республики Рамзан Кадыров, записавший для Инстаграм аккаунта Тимати «пару серий» ударов кулаками.  Которые сопроводил обращением к «любимым дагестанцам» о том, что нам на Кавказе не нужны ни террористы, ни гастролёры. Шутливые вроде бы слова Рамзана Ахмадовича приобрели сакральный смысл после того, как интернет облетело новое видео, где депутат от Чеченской Республики Адам Делимханов на заседании комитета Госдумы по безопасности и противодействию коррупции акцентирует внимание на важности «проведения концертов в соседних с Чечнёй регионах».

Вспоминая, как на деньги Сулеймана Керимова дагестанскую молодёжь приучали к мысли, что их кумиры — знаменитые на весь мир футболисты, а не лидеры бандподполья, слова Делимханова нельзя назвать необоснованными. Вовлечение кавказской молодёжи в общероссийское культурное поле необходимо, а необъяснимые вспышки агрессии должны быть приняты к сведению и проанализированы. С учётом того, что концерт Егора Крида уже проходил в Махачкале в 2016 году, массовая истерия вокруг его повторения заставляет задуматься. Но почему воспитанием дагестанской молодёжи вдруг занялись руководители соседнего региона?

Ответ может показаться простым и незамысловатым. Звёзды футбола из Дагестана давно разъехались, а местных лидеров общественного мнения, коими до недавнего времени являлись крупные чиновники, продолжают сажать на нары. Никчемная на первый взгляд словесная перепалка отчётливо обозначила: у дагестанского общества сегодня нет общепризнанных ориентиров. На этом фоне возрастает роль местных спортсменов, чьи религиозные убеждения привлекают внимание  людей, позиционирующих себя главными борцами с экстремизмом на Северном Кавказе. Но только ли противодействие экстремизму заставляет руководство соседней республики обращать свои взоры на Дагестан?

Интерес руководства Чеченской Респуб­лики уже долгие годы вызывает перспектива восстановления Ауховского района и имущественных прав, проживающих в Дагестане аккинцев. Выделив дагестанских чеченцев в отдельный муниципалитет, руководство нашей страны неизбежно столкнётся с опять-таки законным требованием о воссоединении разделённого народа.

Территориальные претензии со стороны Чечни недавно вновь всколыхнули страсти  в Ингушетии, где местные активисты обнаружили строителей, самовольно прокладывающих со стороны Чечни дороги  на территории Сунженского района Ингушетии. Первым объектом этой экспансии стало село Аршты, в сторону которого в середине августа  и стали прокладывать дорогу со стороны Чеченской республики. Тяжёлая техника работала под охраной чеченских силовиков, что вызвало волну негодования среди ингушских пользователей соцсетей.

По утверждению общественников, работы продвинулись в глубь Ингушетии на несколько километров. Акцентировать внимание на проблеме начал известный адвокат Калой Ахильгов. Активную позицию в соцсетях занял и мэр Магаса Беслан Цечоев, которого можно понять. В начале сентября аналогичные строительные работы со стороны Чечни обнаружились уже в районе заброшенного ингушского села Цеча Ахк, являющегося родовым аулом тейпа Цечоевых. «Чеченские рабочие заасфальтировали чуть более 4 километров гравийной дороги на границе с Ингушетией», — в свою очередь сообщили в Минавтодоре Чечни. Это напомнило ингушским блогерам о противостоянии в январе 2013 года, когда Рамзан Кадыров подписал закон о переводе ряда населённых пунктов Сунженского района Ингушетии под юрисдикцию Чечни. Напомним, что в апреле того же года произошло вооружённое столкновение между ингушскими и чеченскими силовиками.

Официальной реакцией Грозного стало создание «Комиссии по вопросам определения и уточнения административной границы Чечни», которая заменила собой созданную в 2013 году «Комиссию по рассмотрению вопросов границы с Ингушетией». Новая комиссия должна организовать сбор, подготовку, анализ и оценку документов и материалов, необходимых для поэтапной работы по определению и уточнению местоположения административной границы Чечни и разрешения возникших спорных вопросов.

«То есть, где-то возникли проблемы на границе с Дагестаном, и комиссия теперь будет заниматься вопросами границы на любом участке региона. Ждём подробностей», — многозначительно говорилось по этому поводу в сообщении Telegram-канала «Chechnya». Таким образом, можно предположить, что новая комиссия уполномочена заниматься вопросами пересмотра исторической границы Чечни не только с Ингушетией, но и с Дагестаном.

Характерно, что возглавил новую комиссию спикер республиканского парламента Магомед Даудов.

Предшественник Даудова на этой долж­ности Дукуваха Абдурахманов ещё в феврале 2006 года публично озвучил территориальные претензии Чечни к Дагестану. Очевидно, что подкрепить   заявление Абдурахманова должны были прошедшие в те дни в Хасавюрте акции протеста местных аккинцев. Знаковым стало интервью Агентству национальных новостей от 22 августа 2006 г., в котором Абдурахманов повторил территориальные претензии в отношении ряда муниципалитетов в северной зоне Дагестана. После этого заявления руководивший Дагестаном Муху Алиев неофициально объявил Абдурахманова персоной «нон грата» на территории Дагестана. Ввиду этого вероятность пересмотра границ Дагестана нельзя назвать фантастической.

Наряду с аккинцами о симпатиях к проекту пересмотра границ Дагестана неожиданно может заявить достаточно широкий пласт населения в северной зоне нашей республики, где с 2006 года руководство соседнего региона развернуло масштабную политическую деятельность. Одним из симптомов можно назвать факт проведения в феврале 2013 года в Пятигорске так называемого чрезвычайного съезда кумыкского народа, делегаты которого заявили об ущемлении их этноса в Дагестане. Кумыки из Дагестана, Чечни и Северной Осетии обозначили острые, по их мнению, проблемы, подготовив обращение к президенту России с просьбой направить в Дагестан комиссию для изучения социально-экономических условий жизни кумыков. Главной причиной недовольства кумыков традиционно является земельный вопрос. По их мнению, традиционно кумыкские земли-равнины незаконно заселяются переселенцами из горных районов при попустительстве руководства республики. По словам выступавших на съезде жителей расположенного в Чечне кумыкского села Брагуны, в соседней республике подобной дискриминации нет.  




Комплексная политическая работа предположительно могла быть проведена и в большинстве муниципалитетов северной зоны Дагестана, оказавшихся в орбите влияния бывшего главы Кизлярского района Сагида Муртазалиева. Муртазалиев считался близким другом Рамзана Кадырова, в сферу влияния которого таким образом могли попасть близкие к Муртазалиеву главы Хасавюртовского, Бабаюртовского, Кизлярского, Тарумовского и даже Ногайского районов Дагестана. Неформально контролируя глав этих муниципалитетов, руководство соседней республики может обладать возможностями влиять на массовое сознание проживающего здесь населения, например, экономическими методами. К примеру, в расположенном на территории Хасавюртовского района селении Аксай за счёт средств руководства Чеченской республики были отремонтированы дома проживающих здесь аккинцев. Представляющие собой резкий контраст ветхие дома местных кумыков и красующиеся новыми крышами и заборами дома аккинцев являются наглядным примером того, какой могла быть жизнь всего населения села в случае его вхождения в состав Чечни.

Об эффективности подобной экономической экспансии можно судить по расширению инвестиционных планов чеченских бизнесменов в Дагестане, которые озвучивает первый заместитель министра по делам Северного Кавказа Одес Байсултанов. Наряду с расширяющейся практикой скупки чеченскими предпринимателями земельных участков в прибрежной зоне Дагестана, объектом интереса со стороны чеченского бизнеса может стать Махачкалинский морской торговый порт, который в 2016 году стал объектом спора между владельцем Группы «Сумма» Зиявудином Магомедовым и миллиардером Сулейманом Керимовым. Экономический спор, едва не закончившийся массовой потасовкой с применением огнестрельного оружия, неожиданно разрешился рассмотрением заявления директора порта Ахмеда Гаджиева в суде города Гудермеса. Неоднозначная юридическая поддержка Гаджиева в соседней республике была расценена аналитиками как сигнал: Махачкалинский порт может перейти в руки чеченских предпринимателей.

Очередными чеченскими инвестициями с далёкой политической перспективой могут стать планы строительства гигантских торгово-развлекательных комплексов в Хасавюрте и Махачкале. Известный на весь Северный Кавказ количеством оптово-розничных рынков Хасавюрт долгие годы считался оплотом лидера аварской национально-культурной автономии Сайгидпаши Умаханова.  Именно рынки ошибочно считаются источником экономического и политического влияния Умаханова, который пользуется большим авторитетом не только в Хасавюрте, но и в большинстве дагестанских муниципалитетов горной и южной зоны. В настоящее время в Хасавюрте уже начата масштабная скупка земельных участков в зоне будущего строительства нового торгово-развлекательного центра (ТРЦ), которое ведётся в интересах чеченских предпринимателей. Будущий ТРЦ предполагается в качестве легальной замены полустихийным оптово-розничным рынкам в Хасавюрте, работа которых недавно была признана неудовлетворительной руководством Дагестана. И вроде всё верно, а ведь тоже симптом...  

Популярные публикации

Комментарии (0)

Добавить комментарий

Выходит с августа 2002 года. Периодичность - 6 раз в год.
Выходит с августа 2002 года.

Периодичность - 6 раз в год.

Учредитель:

Министерство печати и информации Республики Дагестан
367032, Республика Дагестан, г.Махачкала, пр.Насрутдинова, 1а

Адрес редакции:

367000, г. Махачкала, ул. Буйнакского, 4, 2-этаж.
Телефон: +7 (8722) 51-03-60
Главный редактор М.И. Алиев
Сообщество