Журнал «Дагестан» » Общество » Особенности национальных «губденок»

Особенности национальных «губденок»

«…Да, — сказал он, наконец совладав со смехом. — Не миновать нам позора. Ты, потомок благородных предков, непревзойдённых мастеров, хочешь удивить аул Кубачи чеканным медным подносом и губденскими мачайти».

Ахмедхан Абу-Бакар 

«Ожерелье для моей Серминаз»

 

Губденские мачайти — гордость местного производства — сегодня называют исчезающим видом дагестанского ремесла. В селе ещё остались мастера по пошиву этой изящной и колоритной обуви. Живы традиции, которые бережно передаются из поколения в поколение. Но всё сложнее местным ремесленникам вливаться в современные рыночные условия и конкурировать с китайским и турецким ширпотребом.

Признаемся, и авторы этих строк не вспомнили бы о популярных дагестанских чувяках, или балетках, как их сейчас называют некоторые. Всё началось с того, что пару классических мачайти попросила найти однокурсница моей свекрови. Более тридцати лет она живёт в Екатеринбурге, но связи с родным краем не прерывает. В юности, будучи студенткой, она очень любила носить «губденки». 

Но найти их в Махачкале оказалось совсем непросто. Не помог и знаменитый рынок по четвергам в Манасе. И мы отправились в Губден.


Особенности национальных «губденок»

 

Губден и стереотипы

 

Знаменитое село встретило нас тоскливой пасмурной погодой. Широкая центральная дорога и современные частные дома вдоль неё напрочь лишают ощущения того, что находишься в горах. Тихие безлюдные улицы больше напоминают частный сектор в городе. И только узкие мощёные дорожки, ведущие вверх по горе, и старинные дома, расположенные на них, расставляют всё на свои места. Смешение сельских построек и урбанистики, присущее сейчас многим крупным сёлам Дагестана, можно увидеть и здесь.

Нас ждут в семье Ибрагимовых. Супруги Магомедали и Хадижат занимаются продажей турецких и туркменских ковров. Традиции традициями, но кормит семью уже другой бизнес. Бизнес тяжёлый во всех смыслах этого слова. В гостиной и прихожей  высокими стопками лежат рулоны ковров разных размеров и расцветок. Зачастую таскать их приходится и женщинам. Зато дело востребованное. «Губденку не отдадут замуж без большого хорошего ковра в приданое», — говорит Хадижат.

Пока гостеприимные хозяева согревают нас горячим чаем, мы говорим на отвлечённые темы. Не могли не спросить о секретах ровной белой кожи жительниц этого села. О красоте и ухоженности губденок давно ходят легенды. Кто-то считает, что своей яркой внешностью они обязаны местной глине, из которой  делают чудодейственные крема. Другие спорят, что кожа губденок долго сохраняет свою свежесть и красоту, потому что женщин здесь не принято нагружать тяжёлым домашним трудом. Местные уверяют, что даже Дюма-старший, известный знаток женской красоты, писал: «Если я потеряюсь где-то на земном шаре, то ищите меня в Губдене».

— Так в чём секрет вашей красоты?

— Никакого секрета у нас нет, — смеётся Хадижат. — Вера во Всевышнего — вот наш секретный ингредиент, который помогает в тяжёлых бытовых условиях сохранить красоту и ухоженность.

 

Какими они были

 

Вот как описывает губденские мачайти в своём труде «Одежда народов Дагестана» учёный-этнограф, доктор исторических наук, профессор Сакинат Гаджиева:

«Чувяки — женская обувь. В прошлом их шили из сафьяна (для молодых чаще из красного, жёлтого, для старших — из чёрного), позже — из разноцветной кожи, золотного бархата, парчи, со швом вдоль всей стопы и с мыском в подъёме. Край нарядных чувяков обшивался золотой или серебряной тесьмой или покрывался узорной строчкой. Это была мягкая обувь, которую носили дома, с носками или чулками, иногда на босу ногу.

В некоторых местах (Губден, Чох, Согратль, Ругуджа и др.) чувяки по форме напоминали современные тапочки на плотной кожаной подошве. Шили их на матерчатой подкладке (верх), по краю окантовывали кожей другого цвета; спереди, у выреза пришивался маленький бантик из кожи цвета окантовки. Каблуков чувяки не имели. Высоким качеством и красотой отличались губденские чувяки – «губденки», которые пользуются большой популярностью и сегодня.

Они делаются, как правило, из жёлтого сафьяна, на тонкой белой мягкой коже. Верх и подошва прострачиваются изнутри. Носок чувяка украшается аппликациями и вышивкой. Для этого в центральную часть носка вставляется кусок сафьяна зелёного цвета в форме сердечка, который расшивается золотой нитью. Орнамент вышивки часто воспроизводит голову горного тура с большими рогами; иногда это растительные мотивы. Ближе к кончику носка нашивается кусок красного сафьяна в форме полукруга. Верхний край чувяка обшивается красным кантом. Красную нашивку в виде узкой полосы имеет и задник. Края аппликации, задника и окантовка также покрываются цветной строчкой. Пожилые женщины носят чувяки без яркой отделки».

 

«Губденки» берегут здоровье

 

Увы, сегодня мачайти из сафьяна (выделанная овечья или козья тонкая кожа, окрашенная в яркие цвета) — роскошь, которая не вписывается в бюджеты современных модниц. Так говорят сами ремесленники. Заидат Ибрагимова, сестра Магомедали, объясняет почему:

– Раньше «губденки» шили из бычьей кожи. Кожу покупали тут же, в селе. Сейчас в основном её изготавливают из привозного кожзама. Если шить из натуральной кожи, они выходят дороже в несколько раз, и цена может отпугнуть покупателя. Мачайти бывают двух видов: выходные, для улицы — они сшиты из более плотного материала и толстой подошвы из грубой кожи. И домашние — из лакированного дерматина. Сейчас, конечно, нет такого спроса на них, как раньше. Слишком велика конкуренция, да и люди практичнее стали. Чаще работаем над заказами для сувениров или танцевальных ансамблей. Шьём, только если поступает заказ».

— Сколько стоят «губденки» сейчас? 

— Выходные тапочки мы продаём по 600 рублей. Хотя я слышала, что их перепродают за 1000. Домашние — 120 рублей.




— Сколько времени в среднем тратится на изготовление одной пары?

— Зависит от сложности работы. Традиционные, с вышитым орнаментом за один день можно изготовить две пары. Простые, без украшения — штук десять.

Губденцы считают, что их обувь имеет целебные свойства. В старину они ходили в тонких мачайти по каменистым сельским улочкам. В такой обуви нога чувствовала каждый камушек. Этот эффект сравним с массажем стоп, а на них, как известно, много биологически активных точек. И местные женщины реже болели. Зимой поверх «губденок» в селе носили калоши. Может, действительно по этой причине в селе так много долгожительниц?

 

Процесс 

 

В разговор вступает Магомедали Ибрагимов:

— Первым делом изготавливаем заготовки  — вырезаем   детали будущей обуви по стандартным размерным лекалам. Затем  отдельно каждую заготовку украшаем: на швейной машинке делаем вышивки, специальные узоры. Узоры могут быть самые разные.

— У вас есть запрещённые узоры? Те, которые вы не нанесёте? 

— Нет, мы можем выполнить любой, но в основном это традиционный орнамент. Он всем нравится. Вышиваем его швом «зигзаг». Работаем уже больше 50 лет на старенькой «Чайке». С самого детства я интересовался тем, как же устроена швейная машина. К тому же, если в селе у кого-то она ломалась, не к кому было обратиться за починкой. Научился их ремонтировать, и сельчане стали сами обращаться, когда что-то случалось с их машинками. Помогал им, конечно, не за деньги. Потом других учил ремонтировать. Раньше наша машинка ручная была. Затем на подставку поставили. А когда швейных машинок в селе не было, вышивки делались вручную. Так вот, после того как нанесли узоры, сшиваем задник. Следующий шаг — обтачиваем тесьмой верхний край тапочек.




— Много мужчин занималось этим ремеслом?

— Почти все. Да и женщины в свободное время присоединялись. Это было зачастую семейным делом, к нему привлекались все домашние. Когда я был подростком, отец говорил: если хочешь погулять, изготовь 5 пар обуви. Я вставал рано утром, до 8 часов успевал всё пошить и уходил гулять. Когда отец заболел, матери — единственной кормилице шестерых детей, пришлось взвалить обеспечение семьи на себя. Это был конец 70-х. Мы все, дети (два сына и четыре дочери)  шили с ней. А она потом отвозила готовую обувь продавать на рынке в Избербаш. Но тогда продавать их было довольно сложно из-за проблем с участковыми. Несмотря на то, что мы этот товар производили сами, нас обвиняли в спекуляции.

— Как думаете, почему сейчас изготовление «губденок» постепенно сходит на нет?

— Раньше хотя бы в сёлах все носили такую обувь. Сейчас все современные стали. Даже в самом Губдене уже мало кто берёт их.

— А сами губденцы не пытались выйти на международный или российский рынок? 

— Насколько я знаю, нет. Хотя в середине 90-х односельчане в хадж брали их с собой. Там они пользовались успехом. В 80-е возили их на продажу в Алтайский край. Но серьёзных попыток найти рынок сбыта не предпринимали.

— Есть «губденки» для особых ритуалов? Например, свадебные?

— Да. Из белой кожи, вышитые вручную золотой ниткой. Сейчас, насколько мне известно, на свадьбы такие уже не надевают.




— Бывает ли мужской вариант «губденок»?

— Нет, но мальчиками в детстве мы носили их. Конечно, они были тёмных цветов, без узоров, — отвечает Магомедали. И возвращаясь к процессу шитья мачайти, продолжает: — Ну, всё, сейчас будем сшивать детали. Если не получается проколоть иглой толстую кожу подошвы, можно прибегнуть к помощи плоскогубцев. Раньше у всех были стёртые пальцы, когда шили мачайти большими партиями.

Он с гордостью демонстрирует своё изобретение: кожаные напалечники, соединённые ниткой. Конструкция служит напёрстком для тех пальцев, которые непосредственно участвуют в процессе грубого шитья, и предохраняет их от травм и  мозолей.

— Когда детали прошиты изнутри, смачиваем шов водой и слегка «разбиваем» его молотком для мягкости, — продолжает урок мастерства Магомедали. — Затем выворачиваем тапочек налицо и сажаем на деревянную колодку, чтобы он  подсох и приобрел нужную форму. Весь процесс занимает в среднем день. Всё, очередная пара «губденок» готова.

Пока Магомедали и его сестра давали мастер-класс, Хадижат приготовила губденский хинкал. Здесь он особенный — вкусный и нежный, в виде продолговатых кусочков  теста. Свято храня традиции гостеприимства, нас отказались отпустить в дорогу, не накормив.




Хозяйка  рассказала, что в магазине продукты они почти не покупают. Молоко, мясо, мука — всё от местных проверенных фермеров. Было время, когда Губден считался житницей края. Процветали земледелие, виноградарство, коневодство. Сейчас многие довольствуются небольшим  приусадебным хозяйством для личного пользования.

Мы возвращаемся поздним вечером в Махачкалу, но мыслями ещё там, в уютной мастерской семьи Ибрагимовых. Там мы, наконец, нашли единственную пару тех самых губденок, которые так ждут в Екатеринбурге (сняли прямо с колодки!).

В мире знают и любят кубачинские украшения, амузгинские клинки, балхарскую керамику и многие другие изделия талантливых дагестанских мастеров. К счастью, в Дагестане много сёл-брендов, сумевших найти свой путь в рыночных отношениях и даже выйти на новый уровень. А с недавних пор особый статус приобрела и наша папаха. Вот бы и самобытные губденские мачайти совершили подобный прорыв!



Сабина Яшувова, Елена Ярко

Популярные публикации

Комментарии (0)

Добавить комментарий

Выходит с августа 2002 года. Периодичность - 6 раз в год.
Выходит с августа 2002 года.

Периодичность - 6 раз в год.

Учредитель:

Министерство печати и информации Республики Дагестан
367032, Республика Дагестан, г.Махачкала, пр.Насрутдинова, 1а

Адрес редакции:

367000, г. Махачкала, ул. Буйнакского, 4, 2-этаж.
Телефон: +7 (8722) 51-03-60
Главный редактор М.И. Алиев
Сообщество